Классовая и социальная борьба – метаморфозы сегодня

Классовая и социальная борьба – метаморфозы сегодня

Несмотря на то, что марксизм в целом сегодня является уже устаревшей идеологией, потенциал отдельных его положений ещё не исчерпан. Они нуждаются в значительном пересмотре и модернизации, которые можно считать и развитием этих идей. Один из спорных тезисов, которые обычно относят к марксизму – учение о классовой борьбе – развился таким образом, что привёл к страшным последствиям. Однако это не причина, чтобы отрицать наличие борьбы различных сил в обществе за реализацию своих интересов. В данной статье мы попытаемся привести идею к соответствию действительности.

Прежде чем приступить к определению понятия классов и классовой борьбы, нам нужно отметить, что эти понятия не являются марксистскими. Сам Карл Маркс писал, что «мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собою. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты – экономическую анатомию классов»1, то есть марксисты не имеют права утверждать, что лишь их определения и понимание этих терминов верны. Поэтому корректнее здесь опираться не на марксистские источники, а на академические.

Что такое классы

Согласно Большой российской энциклопедии, социальные классы – это большие группы людей, занимающих сходные позиции в экономической структуре общества2. Различия между этими группами, обуславливающие социальное неравенство классов, заключены в характере и размере собственности на средства производства и производимый продукт, а также в уровне материального состояния. Britannica говорит, что социальный класс – это группа людей в обществе, которые обладают схожим социально-экономическим статусом3. Dictionary.com даёт следующее определение: широкая группа людей в обществе, имеющих схожий экономический, культурный или политический статус4. В целом мы видим, что большинство источников в целом разделяет определение из Большой российской энциклопедии.

Коммунистическое движение в России по традиции использует определение класса, выведенное Владимиром Лениным: «классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большею частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы – это такие группы людей, из которых одна может присваивать себе труд другой благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства»5.

Исходя из ленинского понимания классов, многие коммунисты заключают, что классы делятся на две группы – те, которые владеют средствами производства, и те, которые ими не владеют. Между ними и происходит классовая борьба. Однако, к примеру, борьба происходит и между классами, владеющими средствами производства – номенклатурой (владеющей предприятиями коллективно, что мы показали здесь) и бизнесом. Первые стремятся к национализации, вторые — к приватизации; их интересы противоположны. Другой пример – противостояние малого и крупного бизнеса, чьи интересы также вступают в противоречие, к чему мы ещё вернёмся далее. Но в целом ленинское определение классов не противоречит определению из Большой российской энциклопедии, так как отношение к средствам производства не является в нём единственным критерием отношения к классу. Просто использовать это определение – значит сужать общепринятое понятие классов, пользоваться урезанным определением, что в итоге сужает качество проводимого нами классового анализа.

Что такое классовая борьба

Краткий философский словарь 1955 года говорит, что это борьба между эксплуататорами и эксплуатируемыми, проявление и выражение непримиримости их классовых интересов6. По версии Dictionary.com, это борьба между различными классами в обществе, возникающая в результате различных социальных или экономических позиций и отражающая противоположные интересы7. Это также борьба за политическую и экономическую власть. С последним утверждением согласен Кембриджский словарь, который определяет классовую борьбу как борьбу между капиталистами и рабочим классом за политическую и экономическую власть8. По версии Merriam-Webster, это противостояние и соперничество между социальными или экономическими классами9. В целом на основании источников мы можем заключить, что классовая борьба – это борьба между различными классами в обществе за политическую и экономическую власть.

К истории классовой борьбы

На протяжении истории человечества появлялись различные социальные классы, после чего их роль возрастала и снижалась. В марксизме считается, что «история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов»10. Кандидат исторических наук Эдуард Шульц вкратце пытается описать изложенную Марксом теорию классовой борьбы:

Вся история «по Марксу» – это, во-первых, сменяющие друг друга способы производства, а, во-вторых, – история угнетения одного класса другим, из чего и вырастал антагонизм между классами угнетающими и угнетёнными1112. Классовая борьба, с точки зрения Маркса, неизбежно ведёт к революции и революционному переустройству общества13. Именно поэтому для него «революции – локомотивы истории»14. Весь процесс развития человечества, по Марксу, ведёт его к последней революции – революции пролетарской, которая окончательно установит на Земле новый справедливый социальный строй – социализм и коммунизм1516.

Однако уже Карл Поппер подметил:

Марксистскую теорию классов следует рассматривать как опасное сверхупрощение, даже если мы признаём, что различие между богатыми и бедными всегда имеет фундаментальное значение. Один из наиболее важных сюжетов средневековой истории – борьба между папами и императорами – служит хорошим примером разногласий внутри правящего класса. Было бы, очевидно, неправильным понимать это соперничество как конфликт между эксплуататорами и эксплуатируемыми… Одна из опасных сторон анализируемой марксовой формулы заключается в том, что если принимать её всерьёз, то она приводит марксистов к ложному пониманию всех политических конфликтов как борьбы между эксплуатируемыми и эксплуататорами… Как следствие этого некоторые марксисты, особенно в Германии, объясняли Первую мировую войну как войну между революционными, или «неимущими», странами и альянсом консервативных, или «имущих», держав. Очевидно, что подобное истолкование может быть использовано для оправдания любой агрессии. Это только один из примеров опасности, присущей огульному историцистскому обобщению, выработанному Марксом17.

Карл Поппер

Как минимум странным являются также и понятия «буржуазная революция» и «пролетарская революция». Опустим здесь то, что нам будет трудно назвать рабовладельческие и феодальные революции (что было бы логично, если мы размышляем в русле теории общественно-экономических формаций), но обратим внимание, что Французская революция 1789-1794 годов относилась в СССР к буржуазным революциям18, при этом не являясь «буржуазной» революцией, так как подавляющее большинство её ключевых лидеров и участников не принадлежали к буржуазии. Сам Маркс признавал: «в 1648 году буржуазия в союзе с новым дворянством боролась против монархии, против феодального дворянства и против господствующей церкви. В 1789 году буржуазия в союзе с народом боролась против монархии, дворянства и господствующей церкви»19, то есть и по Марксу революция не буржуазная, а как минимум народно-буржуазная. Ярлык «буржуазная» вешается на французскую и похожие революции по следующей причине: «В обеих революциях буржуазия была тем классом, который действительно стоял во главе движения. Пролетариат и не принадлежавшие к буржуазии слои городского населения либо не имели ещё никаких отдельных от буржуазии интересов, либо ещё не составляли самостоятельно развитых классов или частей класса»20. Было ли так на самом деле?

Первой проблемой стало то, что революции 1848-49 годов в Европе происходили в уже «капиталистических», по марксистским определениям, государствах. Если назвать их буржуазными, то получалось, что буржуазия устроила революцию против буржуазии. Второй проблемой было то, что, если расследовать, кто стоял во главе движения во время Французской революции, выяснится, что эти люди не принадлежали к буржуазии. Возьмём, к примеру, «робеспьеровский» Комитет общественного спасения 1793 года. Из 12 входивших в него человек шестеро до революции были адвокатами (Робеспьер, Кутон, Сен-Жюст, Барер, Приёр из Марны, Бийо-Варенн), двое – военными инженерами (Приёр из Кот д’Ор и Карно), двое – прокурорами (Ленде и Эро де Сешель), один был пастором (Жанбон Сент-Андре), один – актёром (Колло д’Эрбуа). Вряд ли хоть кого-либо из них можно отнести к буржуазии, если только не относить к этому классу юристов, но в таком случае в Советском Союзе было достаточно представителей буржуазии даже при Иосифе Сталине (к тому же в Манифесте коммунистической партии упомянуто, что «врача, юриста, священника, поэта, человека науки она [буржуазия] превратила в своих платных наёмных работников»21, то есть там юристы к буржуазии не относятся). Так что юристов к буржуазии отнести нельзя.

Классовая и социальная борьба – метаморфозы сегодня
Один из лидеров французской революции — Жан-Поль Марат — был врачом, учёным, журналистом

Мало того, немало значительных деятелей французской революции не относились и к третьему сословию, являясь представителями дворянства или духовенства. Помимо уже названного Жанбона Сент-Андре можно вспомнить таких деятелей, как Филипп Эгалите (герцог Орлеанский), Жозеф Сьейес (генеральный викарий епископа Шартрского), Жильбер Лафайет (маркиз, лагерный маршал), Адриен Дюпор (сын барона), Александр Ламет (дворянин, полковник 2-го Королевского Лотарингского полка), Анри Грегуар (епископ), Жан-Батист Гобель (ауксилиарий), Шарль-Морист Талейран (епископ Отенский), Луи Мишель Лепелетье де Сен-Фаржо (из богатой аристократической семьи, позже стал «первым мучеником революции»), Арман Луи де Гонто Бирон (герцог де Лозён), Арман Дезире де Виньеро дю Плесси (герцог д’Эгийон), Бонифас-Луи-Андре де Кастеллан (маркиз, генерал), Станислас Клермон-Тоннер (представитель дворянского дома де Клермон-Тоннер), Луи Александр де Ларошфуко (герцог), Жан-Фредерик де Латур дю Пен Гуверне (граф де Полен, генерал), Луи-Жозеф-Шарль-Амабль д’Альбер де Люин (генерал-полковник драгун, из влиятельной семьи д’Альбер) и других. Все они поддерживали третье сословие. По сути, из известных лидеров к буржуазии принадлежали лишь Жак-Пьер Бриссо (помимо адвокатской практики был трактирщиком), Максимен Инар (продавец и производитель парфюмерии) и Жан-Батист Буайе-Фонфред (негоциант). Можно вспомнить, что Доминик Венсан Рамель-Ногаре был сыном купца, однако сам он занимал должность прокурора.

Классовая и социальная борьба – метаморфозы сегодня
Оноре Габриэль Рикети, он же граф де Мирабо — один из наиболее известных деятелей революции

Похожую ситуацию мы можем наблюдать и по отношению к «пролетарским революциям», куда Маркс относил Парижскую коммуну22, а более поздние марксисты – большевистский переворот октября 1917 года. Если мы говорим о последнем, то в числе лидеров большевиков в разное время были: Владимир Ленин (потомственный дворянин23), Лев Троцкий (из семьи богатых землеарендаторов24), Григорий Зиновьев (сын владельца молочной фермы25), Леонид Красин (генеральный управляющий делами Русского акционерного общества «Сименс – Шуккерт»26), Яков Свердлов (сын владельца гравёрной мастерской27), Григорий Сокольников (сын владельца аптеки), Розалия Землячка (дочь богатого купца 1-й гильдии), Иосиф Дубровинский (родился в семье купца-арендатора), Глеб Кржижановский (директор электростанции28), Андрей Бубнов (из купеческой семьи), Глеб Бокий (из дворянской семьи действительного статского советника), Серго Орджоникидзе (из семьи мелкопоместного дворянина), Елена Стасова (из дворянской семьи), Валериан Куйбышев (из дворянской семьи) и так далее. Большая часть из этих людей не имела профессии (из-за концепции «партии профессиональных революционеров», где профессией партийца была революция), поэтому для них мы указываем происхождение. Такой состав уже больше походит на «буржуазную революцию». Особенно учитывая источники финансирования большевиков, такие как Савва Морозов. Однако и здесь данный ярлык неуместен, к чему мы ещё вернёмся.

Классовая и социальная борьба – метаморфозы сегодня
Леонида Красина сегодня бы назвали «топ-менеджером»

Сейчас же нам необходимо отметить, что даже в радикальных революциях и переворотах заметную роль играла часть «реакционных классов», без которой эти революции, скорее всего, были попросту невозможны. К примеру, лидером Нидерландской революции, также относящейся марксистами к «буржуазным», являлся Вильгельм Оранский (принц Оранский и граф Нассауский), а ключевым событием, с которого, собственно, и началась революция, был так называемый «компромисс дворян»29 — договор между нидерландскими дворянами, составленный в 1566 году и направленный против испанцев, управлявших Нидерландами, против королевских эдиктов и инквизиции, как папской, так и епископальной. Документ, тайно пущенный по рукам, скоро был покрыт массой подписей – и дворян, и горожан, и католиков, и кальвинистов.

Классовая и социальная борьба – метаморфозы сегодня
Картина де Бьефа «Компромисс дворян» напоминает «Клятву в зале для игры в мяч» Давида

Кроме огрублённого историцизма (феодализм не сменял рабовладение через революции), марксистская классовая теория игнорирует страны Азии (правда, Маркс писал об «азиатском способе производства», но вскользь, как о чём-то несущественном, и в марксизме это понятие «апокрифическое», не вписывающееся в канон). Между тем, социальные отношения в Китае и Индии существенно отличались от европейских на протяжении многих веков. В Китае издавна государственность играла большую экономическую роль, чем отношения собственности на средства производства, и карьера чиновника или государственного учёного имела гораздо большее значение для социального статуса и дохода, чем частное владение землёй.

История Индии также не слишком вписывается в марксистскую классовую теорию. В этой стране общественный строй выражался в существовании определённых каст, то есть закрытых социальных групп. В Индии с древнейших времен выделяются 4 основные касты (варны) – брахманы, кшатрии, вайшьи, шудры. Среди них каждая предшествующая превосходит по происхождению и социальному статусу последующую касту. В самом начале – брахманы, священники, в их руках находилось право толковать слово божье. Благодаря этому данная каста занимала самое высокое положение в обществе. Поскольку выше них была только божественная сущность, с которой только они могли общаться. Любое их слово было законом и обсуждению не подлежало. Далее идут кшатрии – воины, очень многочисленная и могущественная каста Индии. Во все времена профессиональные военные участвовали в управлении государством. Только на территории Индии они выделились в отдельную группу людей, передававших по наследству свои навыки и традиции. Каста была настолько закрытой, что многие века простые люди даже не могли помыслить стать военнослужащим. В вайшьи входили торговцы, земледельцы, скотоводы. Эта каста также была многочисленна, но люди, входившие в неё, не имели никакого политического влияния. Так как представители высших каст Индии в любой момент могли лишить их всего имущества, дома, семьи, просто сказав, что это угодно богам. Шудра – слуга-рабочий. Самая многочисленная и бесправная каста: люди, принадлежавшие к ней, фактически приравнивались к уровню животных. Причём некоторые животные в Индии жили намного лучше, поскольку имели статус священных. Внутри каст-варн существовали ещё более 3000 подкаст-джати. И по сегодняшний день, в век интернета, искусственного интеллекта, средств массовой информации и полётов индийских аппаратов и космонавтов на орбиту Земли, в самой большой в мире парламентской демократической республике Индия, кастовые атавизмы регулярно проявляются в социальной системе отношений, иногда самым скандальным образом. Вплоть до убийств за межкастовые браки без согласия родственников.

В доколумбовых государствах Америки зачастую вообще сложно соотнести социальные статусы во власти с какими-либо аналогами европейских исторических периодов. Это всё говорит о непредзаданности исторических стадий развития и ложности концепции неизбежно соответствующих им антагонистических классов.

Концепция «борьбы классов» сильно сужает перспективы оппозиционных движений, так как делит граждан на классы, одни из которых прогрессивные, а другие – реакционные. Представители, допустим, бизнеса выставляются как враги широких масс, которые не могут иметь с ними общие интересы. Тем самым концепция классовой борьбы перемещает прогрессивную часть элит, без которой общественные изменения будут либо крайне трудны, либо и вовсе невозможны, в лагерь реакции, то есть по сути борется с этими прогрессивными элитами и тем самым сама играет на руку реакции, выполняя охранительскую роль. Она разжигает ненависть масс к абсолютно любым, даже прогрессивно настроенным, представителям бизнеса, тем самым сводя вероятность поддержки своего движения со стороны бизнеса к минимуму, и шансы на успех – тоже.

Классы тогда и сегодня

Какой была точка зрения на социальные классы на момент их описания основоположниками марксизма? Исходя из прочтения Манифеста коммунистической партии, можно выделить следующие классы (хотя они там не перечисляются и не фиксируются конкретно):

  • буржуазия;
  • мелкая буржуазия (куда входят крестьяне);
  • пролетариат;
  • люмпен-пролетариат;
  • феодалы (отмирающий класс).

При этом утверждалось, что «общество всё более и более раскалывается на два большие враждебные лагеря, на два большие, стоящие друг против друга, класса — буржуазию и пролетариат»30. Доктор исторических наук Валентин Коломийцев отмечает:

Маркс делил классы на основные и неосновные. Основными являются такие, чьё существование непосредственно вытекает из господствующих в данном обществе экономических отношений, прежде всего, отношений собственности: рабы и рабовладельцы, крестьяне и феодалы, пролетарии и буржуазия. Неосновные — промежуточные или переходные социальные группы, не имеющие ярко выраженного отношения к средствам производства и, следовательно, не обладающие всеми признаками класса (например, интеллигенция, люмпен-пролетарии). Классовый антагонизм проявляется только между основными классами. Особенно важно для вычленения класса, по учению Маркса — осознание принадлежности к социальному единству, ощущение своих интересов, отличных от интересов других групп, наличие воли к совместным действиям31.

В целом на тот момент такое классовое разделение общества казалось вполне адекватным действительности – быть может, за исключением представления крестьянства как мелкой буржуазии. Учитывая большую численность этой группы, её особую роль в структуре общественного производства, наличие и ощущение собственных интересов (крестьянам нужна была земля), в некоторых обществах (как, к примеру, российское начало ХХ века) их вполне можно было выделить в отдельный класс.

Какова же современная классовая структура общества? В соответствии с ранее приведённым определением класса, мы будем исходить из того, что его представители занимают сходное место в обществе и структуре производства. Соответственно, они объединены общими экономическими интересами. Однако в любом случае можно сразу сказать, что деление будет выполнено с известной долей условности и обобщения (в социологии вообще трудно вывести чёткие и полностью научные понятия). Мы можем выделить сегодня 6 социальных классов.

Номенклатура. Представляет из себя неизбираемое и несменяемое высшее начальство государственных служащих. Присутствует в авторитарных государствах, по сути является коллективным владельцем государства. Подробно разбиралась «Логикой прогресса» в соответствующей серии статей.

Крупный бизнес. Представляет из себя владельцев крупного бизнеса (обычно штат таковых состоит из более чем 250 человек – например, в 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» указано, что среднесписочная численность работников средних предприятий составляет до 250 человек32) либо крупных владельцев акций (здесь границу вычислить сложнее, но также возможно).

Малый бизнес. Представляет собой владельцев малого бизнеса (в данном случае сюда можно отнести и то, что также называют средним бизнесом) либо небольших акционеров.

Рабочий класс. Сюда относятся работники производств, сферы обслуживания и умственного труда, работающие по долгосрочному найму. Также этот класс можно спокойно охарактеризовать терминами «рабочие», «рабочий класс», «наёмные работники». Определение термина «рабочий класс» от словаря энциклопедии Britannica говорит, что рабочий класс – это класс людей, которые зарабатывают деньги, чаще всего выполняя физическую работу, и которые не являются богатыми или влиятельными33. Похожее определение даёт и Большая российская энциклопедия: «социальная группа наёмных работников в сфере материального производства и услуг, возникшая в индустриальном обществе»34. Много разговоров в российском обществе ведётся по поводу того, следует ли включать в рабочий класс интеллигенцию, и на этот вопрос лучше всего даст ответ тот факт, что само понятие «интеллигенция» как таковое присутствует главным образом в русской культуре и в английском языке обозначается как «Intelligentsia»35, то есть словом из русского языка, и используется в редких случаях. Мы, разумеется, можем говорить о существовании интеллигенции как о сумме наёмных работников, занимающихся умственным трудом, но в целом они входят либо в рабочий класс, либо в класс фрилансеров. В рабочий класс входят также и те, кого принято называть «рабочие» (чаще всего под этим термином имеют в виду заводских рабочих).

Фрилансеры. Сюда входят люди, выполняющие различные услуги без долгосрочных обязательств перед каким-либо работодателем36, либо производящие какие-либо товары без долгосрочного найма работников. По сути, они сегодня заняли место, которое некогда занимали ремесленники.

Безработные. Сюда относятся люди, не имеющие работы временно или на постоянной основе, а также находящиеся на социальном обеспечении.

Причём человек может являться представителем не только одного класса. К примеру, представитель рабочего класса может обладать небольшим количеством акций, или иметь свой блог, приносящий ему доход, таким образом, входя в два класса – рабочий класс и малый бизнес.

Впрочем, мы не претендуем на истину в последней инстанции касательно разделения рабочего класса и интеллигенции. Мы разделяем крупный бизнес с малым, и вполне допустимо разделение наёмных работников физического и интеллектуального труда – не только потому, что эти понятия прочно вошли в повседневный обиход (к примеру, понятие «малый бизнес» постоянно используется в СМИ, а работников интеллектуального труда пытались выделить ещё в СССР как «пролетариев умственного труда»). Они занимают разное положение в организации производства – так, работники интеллектуального труда не создают физически каких-то товаров и услуг, но они зачастую выполняют работу, повышающую эффективность этого труда (к примеру, преподаватель в университете ничего не производит, но он занимается подготовкой кадров). Рабочих умственного и физического труда разделял ещё Энгельс:

Дорогие граждане! Благодарю вас за ваше любезное приглашение на конгресс студентов-социалистов и чрезвычайно сожалею, что не могу им воспользоваться, так как занят важными и неотложными делами. Мне остаётся поэтому лишь пожелать вашему конгрессу всяческого успеха, которого он заслуживает. Пусть ваши усилия приведут к развитию среди студентов сознания того, что именно из их рядов должен выйти тот пролетариат умственного труда, который призван плечом к плечу и в одних рядах со своими братьями рабочими, занятыми физическим трудом, сыграть значительную роль в надвигающейся революции37.

Фридрих Энгельс

При этом точка зрения с включением интеллигенции в рабочий класс кажется более общепринятой и универсальной, тем более что различия между интеллигенцией и другими частями рабочего класса, несмотря на их различное положение в структуре производства, по характеру и размеру собственности, также как и по уровню материального состояния, чаще всего незначительны. Поэтому мы и используем в конечном итоге приведённое нами выше разделение.

Что же касается малого бизнеса и крупного, представители малого бизнеса чаще всего занимаются организацией производства сами, в то время как представители крупного чаще делегируют эту работу на управляющих. Интересы малого бизнеса принципиально расходятся с интересами крупного, к примеру, в вопросе регулирования монополий – если малому бизнесу выгодны антимонопольные меры и поддержка конкуренции, то крупный бизнес антимонопольные меры будут стеснять, ему выгодно вытеснение малого бизнеса с рынка и усложнение процедур для новых игроков. Крупному бизнесу выгоден плоский налог, малому – прогрессивный. И так далее. Поэтому мы должны разделять эти классы в соответствии с академическим понятием класса.

Какие классы являются основными? Поппер не случайно отметил, что фундаментальное значение имеет борьба между богатыми и бедными. Добавим также, что и между привилегированными и непривилегированными. Мы можем видеть, что как бы ни менялась система общественного производства и разделения труда, какие бы классы и социальные группы ни были доминирующими в обществе, всегда наблюдалось противопоставление широких слоёв общества против узких привилегированных групп. От результатов этой борьбы зависело, какую экономическую политику в целом будет проводить государство. От борьбы третьего сословия во Франции и рабочего класса в конце XIX-начале ХХ века мы пришли к гражданским протестам и такому явлению, как «протест 99%»38 — такие лозунги звучали во время акций Occupy Wall-street.

Классовая и социальная борьба – метаморфозы сегодня

Но корректнее было бы говорить в данном случае не о процентах, а о борьбе элит (в союзе с поддерживающими их социальными группами) и масс. Что такое элиты? Согласно Большой российской энциклопедии, это «немногочисленная группа лиц, занимающих высшие статусные позиции (не обязательно формально закреплённые) в системе социальной иерархии и оказывающих значительное влияние на жизнь общества в различных сферах и/или обладающих теми или иными исключительными качествами и способностями, получающими высокую общественную оценку и признание»39. Конечно, они необязательно должны получать «высокую общественную оценку». Согласно энциклопедии Britannica, это в принципе «небольшие группы лиц, обладающих непропорционально высоким уровнем власти и влияния»40. То есть мы можем сказать, что элиты складываются из номенклатуры и крупного бизнеса. Впрочем, здесь мы опять наталкиваемся на ту проблему, что и элиты, и массы неоднородны, и могут содержать в себе как прогрессивные, так и реакционные социальные группы.

Уместно ли пользоваться для обозначения дихотомии с элитами термином «народ»? С одной стороны, в исторической литературе подобное противопоставление используется41. С другой, этот термин имеет несколько определений, среди которых определение понятия «народ» как всех граждан страны в целом, либо же вообще определения, связанные с этнической принадлежностью. То есть для использования в контексте социальной борьбы данное понятие не является в полной мере удачным.

Что же касается термина «массы», то мы как имеем случаи противопоставления его понятию «элиты»42, так и вписывающиеся в это противопоставление определения. К примеру, Кембриджский словарь характеризует массы как «обычных людей, составляющих самую многочисленную группу в обществе»43. Vocabulary.com поясняет: «к массам не относятся знаменитости, богатые люди, члены королевских семей или политические лидеры. Массы – это все остальные. Люди используют этот термин, когда им нужно сказать о большинстве»44. По этой причине для обозначения борьбы в широком смысле как борьбы между обеспеченными, власть имущими группами и большинством граждан, мы можем опираться на слои, которые можем обозначать как «массы», «широкие массы» (они формируются из рабочего класса, малого бизнеса, фрилансеров и безработных).

Социальные группы

Мы также замечаем неоднородность представителей классов. Часть класса номенклатуры может поддерживать коммунизм, часть – консерватизм, а некоторые части могут поддерживать идеологии, которые, казалось бы, выражают противоположные этому классу интересы – социал-демократию или либерализм (к примеру, бывший номенклатурщик Борис Ельцин стал лидером либеральной оппозиции в СССР45 и поддерживал приватизацию). С чем связан такой, казалось бы, парадокс?

Он связан с тем фактом, что требования граждан могут быть связаны не только с их экономическими интересами, но также и с разностью их культурных и политических убеждений. Обусловленность всех действий человека экономической рациональностью — это ошибочное убеждение, опровергнутое ещё примером Фридриха Энгельса (был из семьи крупного текстильного фабриканта, при этом будучи марксистом). Огромное количество людей ведёт себя экономически нерационально. Поэтому борьба идёт не только между классами, но и между социальными группами (внутри этих классов или же эти социальные группы могут включать в себя представителей нескольких классов). Человек обычно входит в несколько социальных групп, порой даже с противоположными друг другу интересами (так, Владимир Ленин входил в группы «дворянство» и «коммунисты»), и его требования и убеждения будут зависеть от того, с какими из этих групп он себя больше ассоциирует, либо же они будут представлять собой компромисс между интересами этих групп. Точно так же социальная группа может состоять из представителей нескольких общественных классов. Также, человек может принимать решения в интересах различных социальных групп по различным вопросам – к примеру, он может поддерживать приватизацию, что отвечает экономическим интересам крупного бизнеса, и вместе с тем поддерживать жёсткий прогрессивный налог, что уже экономическим интересам крупного бизнеса противоречит.

Классовая и социальная борьба – метаморфозы сегодня
Примеры некоторых социальных групп

По этой причине наблюдается различие интересов и между гражданами, не владеющими никаким производством и являющимися наёмными работниками. К примеру, военные будут поддерживать увеличение расходов на содержание армии и на ВПК, а учителя будут выступать за увеличение расходов на образование. Социальные группы формируются по различным признакам – по профессии, по религиозному признаку, по принадлежности к политической идеологии и так далее. Между этими группами в общественной жизни идёт борьба – например, между религиозными людьми и атеистами. Первые будут выступать за постройку церквей (впрочем, если они ощущают себя, к примеру, жителями района больше, чем верующими, они могут и протестовать), вторые – против. Притом группа верующих делится на конфессии – христианство, ислам и так далее, а они, в свою очередь, на направления (может происходить и дальнейшее деление). В результате борьбы социальных групп принимаются решения, из которых и складывается развитие общества.

Один человек может относить себя к различным социальным группам – он может быть одновременно социал-демократом, членом партии, атеистом, мужчиной, наёмным работником физического труда, петербуржцем, болельщиком футбольного клуба «Спартак» и так далее. Причём в зависимости от его ценностей, привычек, повседневных интересов он может ставить интересы любимого футбольного клуба выше, чем интересы партии. А может принимать решения по определённым вопросам, учитывая интересы всех социальных групп, к которым относится.

В этом контексте целесообразно вспомнить работы русского учёного-социолога, вынужденно эмигрировавшего от большевиков в США, бывшего эсера и секретаря Керенского во Временном правительстве, Питирима Сорокина. Он предложил следующие принципы объективной социологии:

  1. Социология может и должна строиться по типу естественных наук (главные методы одинаковы). Необходимо изучать только акты поведения, доступные наблюдению и измерению;
  2. Социология – наука опытная и точная (важны факты, а не метафизика);
  3. Исключить нормативно-ценностный подход в социологии;
  4. Вместо теорий одного фактора – методологический плюрализм и системный подход. Единица социологического анализа – социальное взаимодействие. Общество выступает в этой модели социологии как «система систем». Вся общественная жизнь может быть разложена на явления и процессы взаимодействия двух и большего числа индивидов и наоборот.

В этом контексте, класс – «кумулятивная» социальная группа, сочетающая три элементарные характеристики (профессия, имущество и правовую – как целого). Общество имеет сложную структуру стратификации, нередуцируемую к классовому разделению, — иерархически оформленной дифференциации совокупности людей (населения), фиксирующей наличие в обществе высших и низших слоёв (страт), появляющихся в результате неравномерного распределения прав и привилегий, ответственности и обязанностей, что вызывается наличием или отсутствием социальных ценностей, власти, влияния среди членов общества. Социальные группировки общества постоянно меняются, происходят перегруппировки, циркуляции (важные имущественные, географические и территориальные характеристики). Происходит постоянная социальная мобильность, имеющая два вектора: горизонтальный и вертикальный. Горизонтальная мобильность – перемещение в пределах одной страты (переход на другую работу, перемена места жительства и т.д.). Вертикальная мобильность – из одной страты в другую. Кроме того, мобильность бывает восходящая и нисходящая.

Сегодня в целом корректнее говорить о социальной борьбе, чем о классовой, поскольку именно борьбу социальных групп мы наблюдаем чаще всего. Что такое социальная группа? Большая российская энциклопедия сообщает, что это общность людей, выделяемая из более широкого социального контекста по какому-либо признаку (территориальному, культурному, экономическому, демографическому, родства и тому подобным)46. Под большой группой чаще всего подразумевают многочисленное сообщество людей, занимающих определённое место в социальной структуре и сложившееся в процессе исторического развития (классы, нации, этнические группы, социальные слои и так далее). К большим группам относится также толпа – стихийно возникающее в каком-либо месте скопление большого числа людей, объединённое общим, ярко выраженным эмоциональным состоянием. Для толпы характерны слабая структурированность (или же отсутствие её вовсе) и иррациональность регуляции действий. Малые же группы характеризует прежде всего наличие непосредственных личных контактов. Вступление в конкретную группу может быть обусловлено потребностью принадлежать к ней (в силу привлекательности для человека самой группы, её членов или групповой деятельности), посторонними мотивами (например, для достижения каких-то других целей) или обстоятельствами (например, рождение ребёнка в семье).

В каких-то конкретных вопросах мы можем видеть и борьбу классов, однако сводить к ней всё общественное развитие было бы ошибкой. Борьба чаще происходит между социальными группами и их объединениями. По различным вопросам, например, по тому же увеличению расходов на ВПК, общество разделяется – поддержать военных могут номенклатура, различные силовики, военные промышленники. Но многие другие социальные группы – работники образования, юристы, малый бизнес, мебельные промышленники и так далее – могут занять позицию против. Между объединениями этих групп и будет происходить борьба по этому конкретному вопросу. В то же время военные могут занять позицию масс, к примеру, по вопросу прогрессивного налога. Называть это борьбой между пролетариатом и буржуазией – значит не иметь представления о характере этой борьбы. Поэтому социал-демократы должны заменить понятие классовой борьбы на понятие социальной борьбы.

Мы ранее определили, что классовая борьба – это борьба между различными классами в обществе за политическую и экономическую власть. Однако мы видим, что борьба ведётся скорее не между классами, а именно между социальными группами. И ведётся она чаще всего не за власть, а за реализацию своих интересов. За власть борются чаще всего такие социальные группы, как политическая партия, а при авторитарной системе – кланы в номенклатуре, а также политические партии, которые действуют, по сути, из подполья. Поэтому мощнейшей социальной группой является политическая партия – она борется за власть, чтобы сформировать правительство и определять государственную политику, что является мощнейшим механизмом воздействия на жизнь общества (об этом мы будем говорить в будущих статьях).

Классовая борьба часто становится социальной инженерией партий, их руководящих структур, политически организованных малых общественных групп, в пропагандистско-политических целях, для удобства управления массовыми процессами. Нужно ли современным социал-демократам опираться на такого рода социальную инженерию? Вопрос открытый. Профсоюзы часто предпочитают обобщать свою членскую базу под классовые категории. Это им привычнее и проще. Например, социал-демократы Швеции и других скандинавских стран и по сей день активно используют классовую терминологию в политической борьбе. Политическая система Швеции, построенная на пропорциональной системе голосования на выборах за списки партий, способствует закреплению в массовом сознании разделения партий на «рабочие» и «буржуазные». Сильные шведские профсоюзы поддерживают этот политический подход на практике, создавая переговорную позицию «мы и они». Это естественно для профсоюзов, добивающихся защиты трудовых и социальных прав своих членов на предприятиях. Но реально, профсоюзы – операторы интересов разных социальных групп, связанных с наёмным трудом разного уровня интеллектуальной подготовки, интенсивности, креативности, системы договорных отношений, условий труда, доступного свободного времени, с разной системой поощрений, разной субкультурой и так далее. В конечном итоге: с разной доходностью, доступом к участию в собственности, привилегиями на предприятии, правами по отношению к другим работникам и к владельцам.

Время фордовско-тейлоровской организации индустриального производства постепенно уходит в прошлое, а вместе с ней уходит и промышленный пролетариат с его недифференцированной массовой субкультурой. Профсоюзы сегодня это уже понимают, перестраивают работу своих органайзеров, но отойти полностью от массовых и классовых стереотипов прошлого пока не могут. В этом есть проблема и вызов для прогрессивных социал-демократов.

Социальная борьба – это плохо?

Коммунисты стремятся достичь бесклассового общества, поэтому, с их точки зрения, наличие в обществе классов свидетельствует о том, что общество является несправедливым. Однако если мы берём академическое определение классов, то классы будут существовать всегда, пока существует имущественное неравенство (поскольку мы выше упоминали, что одно из различий между классами заключается в уровне материального состояния). В статье про неравенство мы обосновали, что имущественное равенство попросту нежизнеспособно. И в обозримом будущем не предвидится факторов, которые могут сделать его жизнеспособным (а возможно, они не появятся вообще никогда). Поэтому классы, как и борьба между ними, с очень высокой степенью вероятности будут существовать как минимум очень долгое время, если не всегда.

Если же мы берём марксистское определение классов, то в соответствии с ним бесклассовое общество пытались построить, и в 1934 году Иосиф Сталин объявил, что в СССР оно построено47. Позже, однако, выяснилось, что в СССР появилась новая элита, и место бизнеса заняла номенклатура (мы писали, что в соответствии с марксистским же анализом она является классом-эксплуататором). Номенклатура по сей день неизбежно образовывалась во всех обществах, где частная собственность уничтожалась в пользу государства. Некоторые современные марксисты видят выход в том, чтобы социализировать собственность, то есть передать предприятия в собственность их работников. Однако в статье про необходимость перехода с коммунизма на социал-демократию мы упоминали, почему это также не даст желаемого результата в виде бесклассового общества. В итоге мы получаем тот простой факт, что у нас нет ни малейших оснований говорить о возможности бесклассового общества.

Тут важно отметить также, что концепция классовой борьбы была сформулирована настолько нечётко, что некоторые коммунисты восприняли её как призыв к физическому уничтожению классов. К примеру, в эпоху «раскулачивания» Иосиф Сталин писал, что «чтобы вытеснить кулачество, как класс, для этого недостаточно политики ограничения и вытеснения отдельных его отрядов. Чтобы вытеснить кулачество, как класс, надо сломить в открытом бою сопротивление этого класса и лишить его производственных источников его существования и развития (свободное пользование землей, орудия производства, аренда, право найма труда и т.д.). Это и есть поворот к политике ликвидации кулачества как класса. Без этого разговоры о вытеснении кулачества, как класса, есть пустая болтовня, угодная и выгодная лишь правым уклонистам»48. И бои велись, о чём следует говорить в отдельной статье о коллективизации. Однако подмена понятия классовой борьбы на понятие классового террора, который выдаётся за классовую борьбу – это античеловеческая и людоедская идея. Мы должны это чётко зафиксировать. Социальная борьба – это борьба различных социальных групп за реализацию своих требований. Это не борьба их за уничтожение или подчинение себе других социальных групп, и не социальный террор.

Плохо ли то, что бесклассового общества не будет, и будет сохраняться борьба между социальными группами? Учитывая то, что возможности создать жизнеспособное бесклассовое общество не предвидится, это не плохо. Плохо будет, если в результате этой борьбы выгоды будут выбивать для себя элиты. Можно ли назвать сегодняшнюю верхушку власти в России (фактически – олигархии нуворишей, стремящейся превратиться в двор при абсолютном монархе) классом? А между тем, по разным оценкам, она прямо и опосредованно контролирует существенную долю собственности в Российской Федерации. Но до сих пор социальная борьба в мировой истории приводила к общественному прогрессу, являлась инструментом для завоевания новых человеческих прав. Когда появлялись новые предложения по совершенствованию общества, они не сразу были поддержаны всем обществом, а тем более приняты – вначале они, как правило, имеют небольшую группу сторонников, численность которой ширится, и в итоге они добиваются внедрения своих предложений. Поэтому социальная борьба неизбежна, если мы хотим строить общество, которое будет развиваться.

Человек создавал многие из изобретений в попытках разбогатеть, выбиться в более высокий класс. К примеру, в 1775 году, сразу после того, как был продлён патент Уатта на его модель паровой машины – он называл её «Огненной машиной» (Fire Engine), — изобретатель писал своему отцу:

Дорогой отец, несмотря на разнообразное и жёсткое сопротивление, я наконец добился от Парламента закрепления за мной и моими наследниками права собственности на мою новую Огненную машину по всей Великобритании и на её плантациях на ближайшие 25 лет, что, я надеюсь, сулит мне большие выгоды, ведь значительный спрос на неё уже есть49.

Бизнес пытался внедрить подобные изобретения, чтобы увеличить свои прибыли, что приводило к прогрессу. А его работники старались бороться за увеличение своей доли от этих прибылей, что служило задаче улучшения их уровня жизни. Коммунисты попытались создать общество, где предпринимательства нет, но улучшение уровня жизни было далеко не так убедительно, как в системах с предпринимательством. Так что на данный момент остаётся констатировать, что системы, в которых присутствует классовая и социальная борьба, развиваются лучше. Это подтверждается и тем фактом, что человечество от бесклассового состояния перешло в своё время к обществу с разделением на классы.

Вообще, сама идея «бесклассового общества» подразумевает собой наличие некоего «конца истории», конечной точки развития человеческого общества, что означало бы, что человеческая история предопределена, и имеет некую конечную точку, которую невозможно откатить назад и невозможно изменить. Мы уже критиковали подобную идею в статье о теории общественно-экономических формаций и говорили, что история человечества имеет массу примеров отката от более прогрессивных форм развития общества к более реакционным, следовательно, не является линейной и не может иметь конечной точки.

Какие социальные группы поддерживают социал-демократы?

В своей политике социал-демократы отталкиваются прежде всего от реализации прогрессивных ценностей. Соответственно, они должны поддерживать те социальные группы, которые разделяют желание их реализации. В статье о союзниках социал-демократов мы перечислили некоторые социальные группы, которые ставят схожие с нашими цели и могут вести совместно с нами борьбу с элитами. Также мы обозначили противоборствующие нам социальные группы. В общем и целом же мы обращаемся к массам, к широкому кругу граждан. Борьба здесь будет заключаться в том, чтобы вести информационную и организационную работу, которая усиливает дружественные нам социальные группы и раскалывает противоборствующие нам, перетягивает их сторонников на нашу сторону. Сильнейшим инструментом в этой борьбе является социал-демократическая партия. Именно создание и укрепление социал-демократических партий является нашим главным оружием в социальной борьбе, а целью в этой борьбе является движение вперёд – развитие экономики, борьба за справедливое распределение доходов от этого развития, модернизация производств и городов.

Благодарим Артёма Кузнецова за помощь в написании статьи.

Источники

  1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 28. — 767 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. — с. 424-427.
  2. В.В. Радаев. Классы социальные // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/philosophy/text/2623029 (Дата обращения: 24.10.2022).
  3. Social class // Encyclopedia Britannica (www.britannica.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.britannica.com/topic/social-class (Дата обращения: 24.10.2022).
  4. Social class // Dictionary.com (www.dictionary.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.dictionary.com/browse/social-class (Дата обращения: 24.10.2022).
  5. В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Т. 39, издание 5. — 623 с. — М.: Издательство политической литературы, 1970. — с. 15.
  6. Классовая борьба // Краткий философский словарь. Под ред. М. Розенталя и П. Юдина. 4-е изд. — 567 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 195.
  7. Class struggle // Dictionary.com (www.dictionary.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.dictionary.com/browse/class-warfare (Дата обращения: 24.10.2022).
  8. Class war // Cambridge Dictionary (dictionary.cambridge.org). [Электронный ресурс]. URL: https://dictionary.cambridge.org/ru/словарь/английский/class-war (Дата обращения: 24.10.2022).
  9. Class struggle // Merriam-Webster (www.merriam-webster.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.merriam-webster.com/dictionary/class%20struggle (Дата обращения: 24.10.2022).
  10. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Т.4. Издание второе — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 424.
  11. Маркс К. К критике политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 13. М.: Политиздат, 1959. С. 7.
  12. Революции 1848–1849 гг.: в. 2 т. / под ред. Потемкина Ф.В., Молока А.И. М.: Изд-во АН СССР, 1952. 640 с. — с. 435
  13. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 4. М.: Политиздат, 1955. С. 424.
  14. Маркс К. Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 7. М.: Политиздат, 1956. С. 86.
  15. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 4. М.: Политиздат, 1955. С. 447.
  16. Э.Э. Шульц. Теория революции: Маркс и марксизм // Приволжский научный вестник. 2014. №2 (30). — с. 188.
  17. К.Р. Поппер. Открытое общество и его враги. Т. 2: Время лжепророков: Гегель, Маркс и другие оракулы. Пер. с англ. под ред. В. Н. Садовского. — 528 с. — М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. — с. 136-137.
  18. Французская буржуазная революция 1789-1794 / Под ред. В.П. Волгина и Е.В. Тарле. — СПб., М.: Академия наук, 1941. — 849 с.
  19. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Т. 6. Издание второе. — 760 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1957. — с. 114.
  20. Там же.
  21. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Т.4. Издание второе — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 427.
  22. Маркс К. Гражданская война во Франции. Воззвание генерального Совета Международного Товарищества рабочих // Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 17. М.: Политиздат, 1960. С. 339.
  23. И.С. Розенталь. Ленин // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/domestic_history/text/3793734 (Дата обращения: 24.10.2022).
  24. Г.И. Чернявский. Лев Троцкий / Георгий Чернявский. — 665 с. — М.: Молодая гвардия, 2010. — с. 21-22.
  25. Ю.В. Аксютин. Зиновьев // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/domestic_history/text/2879281 (Дата обращения: 24.10.2022).
  26. Красин, Леонид Борисович // ТАСС (tass.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/encyclopedia/person/krasin-leonid-borisovich (Дата обращения: 24.10.2022).
  27. Ю.В. Аксютин. Свердлов // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/domestic_history/text/3539816 (Дата обращения: 24.10.2022).
  28. Кржижановский // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/domestic_history/text/2110853 (Дата обращения: 24.10.2022).
  29. Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь. Т. 15а. — 960 с. — С.-Петербург, Типо-Литография И.А. Ефрона, 1895. — с. 911.
  30. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Т.4. Издание второе — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 425.
  31. В.Ф. Коломийцев. Классы: устаревшее понятие? // Социально-гуманитарные знания. — 2008. — № 1. — с. 276-291.
  32. Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» от 24.07.2007 № 209-ФЗ.
  33. Working class // Encyclopedia Britannica (www.britannica.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.britannica.com/dictionary/working-class (Дата обращения: 24.10.2022).
  34. Д.О. Чураков. Рабочий класс // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/domestic_history/text/3488091 (Дата обращения: 24.10.2022).
  35. Intelligentsia // Cambridge Dictionary (dictionary.cambridge.org). [Электронный ресурс]. URL: https://www.dictionary.com/browse/intelligentsia (Дата обращения: 24.10.2022).
  36. Freelancer // Merriam-Webster (www.merriam-webster.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.merriam-webster.com/dictionary/freelancer (Дата обращения: 24.10.2022).
  37. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Т.22. Издание второе — 805 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. — с. 432.
  38. Нас 99%. В мире прошли протесты против существующей финансовой системы // Корреспондент (korrespondent.net). 17 октября 2011 года, 5:40. [Электронный ресурс]. URL: https://korrespondent.net/world/3199414-nas-99-v-mire-proshli-protesty-protiv-sushchestvuyushchej-finansovoj-sistemy (Дата обращения: 24.10.2022).
  39. Д.Г. Подвойский. Элита // Большая российская энциклопедия. Том 35. Москва, 2017, стр. 350-351. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/philosophy/text/4930813 (Дата обращения: 27.10.2022).
  40. Elites // Encyclopedia Britannica (www.britannica.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.britannica.com/topic/elite-sociology (Дата обращения: 27.10.2022).
  41. В.С. Малахов. Народ // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/ethnology/text/2249362 (Дата обращения: 24.10.2022).
  42. Д.Г. Подвойский. Массы // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/philosophy/text/2191402 (Дата обращения: 24.10.2022).
  43. Masses // Cambridge Dictionary (dictionary.cambridge.org). [Электронный ресурс]. URL: https://dictionary.cambridge.org/dictionary/english/masses (Дата обращения: 24.10.2022).
  44. Masses // Vocabulary.com (www.vocabulary.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.vocabulary.com/dictionary/masses (Дата обращения: 24.10.2022).
  45. Ельцин // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/domestic_history/text/3089465 (Дата обращения: 24.10.2022).
  46. Е.М. Дубовская. Группа социальная // Большая российская энциклопедия. Том 8. Москва, 2007, стр. 86. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/philosophy/text/1933200 (Дата обращения: 24.10.2022).
  47. И.В. Сталин. Cочинения. Т. 14. – М.: Издательство «Писатель», 1997. — с. 119–147
  48. АП РФ. Ф. 3. Оп. 30. Д. 193. Л. 12-12 об.
  49. Дарон Аджемоглу. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Дарон Аджемоглу, Джеймс А. Робинсон; пер. с англ. Дмитрия Литвинова, Павла Миронова, Сергея Сановича. — 693 с. — Москва: Издательство АСТ, 2019. — с. 144-145.

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Больше статей – в разделе "База знаний"