Внешняя политика и социал-демократия

Внешняя политика и социал-демократия

В этой статье мы пробуем обрисовать основные принципы, которыми прогрессивные социал-демократы должны руководствоваться во внешней политике. Понятно, что внешняя политика во многом зависит от ситуации и от действий других государств, и для каждого государства принципы ведения внешней политики будут разными, однако существуют и некоторые универсальные и фундаментальные принципы, справедливые для любой социал-демократической страны. Мы рассмотрим как их, так и некоторые специфические для России моменты.

Внешняя политика социал-демократов, равно как и их внутренняя политика, должна основываться на соответствии прогрессивным ценностям. Именно взвешенный учёт этих ценностей и определяет действия социал-демократов в том или ином внешнеполитическом вопросе (тем более, как мы покажем далее, их распространение является сегодня важным инструментом расширения влияния во внешней политике). На практике это означает, к примеру, отрицание краткого тезиса (который любят различные правые движения) о том, что ситуация, при которой «нас все боятся» — это хорошо. Социал-демократам не нужно, чтобы «нас боялись» — как правило, это нужно людям, которых унижали в школе или которых подавляли родители, по причине чего в совершеннолетнем возрасте они ощущают потребность в том, чтобы хотя бы теперь их боялись. Однако социал-демократам нужно другое – не выстраивание казарменной или тюремной иерархии международных отношений, а сотрудничество и взаимопонимание с развитыми странами.

С точки зрения социал-демократов, страна, которая может послать солдат или военную технику в любую точку, субсидирует диктаторов банановых республик, помогает подавлять демократическое движение, хвастается самыми длинными ракетами и так далее – это не великая держава. Великая держава, с социал-демократической точки зрения – та, в которой показатели уровня жизни самые высокие в мире, и, как следствие, многие жители остального мира мечтают поехать туда жить или учиться.

Что такое внешняя политика

Энциклопедия Britannica сообщает, что внешняя политика – это общие цели, которые определяют деятельность и отношения одного государства во взаимодействии с другими государствами. На развитие внешней политики влияют внутренние соображения, политика или поведение других государств или планы по продвижению конкретных геополитических замыслов. Леопольд фон Ранке подчёркивал приоритет географии и внешних угроз в формировании внешней политики, но более поздние авторы подчёркивали внутренние факторы. Дипломатия – это инструмент внешней политики; война, союзы и международная торговля также могут быть её проявлениями1. Развитие теории «внешней политики» неразрывно связано с осмыслением «теории международных отношений»2. Выражаясь простым языком, внешняя политика – это то, как государство должно вести себя по отношению к другим государствам и к тому, что в них происходит.

Какие основные цели у внешней политики? В большинстве стран социал-демократы могут говорить о следующих целях:

  • Обеспечение безопасности страны при минимально затрачиваемых на реализацию этой цели ресурсах;
  • Создание максимально благоприятных условий для экономического роста, интеграции страны в мировое хозяйство и мировые экономические цепочки. Невозможно развивать современную экономику в изоляции от остального мира. Внешняя политика должна не мешать процветанию, не мешать получать помощь развитых стран, не должна вынуждать тратить огромные деньги на оборону. Она должна быть продолжением внутренней;
  • Решение глобальных проблем. Об этом мы скажем далее.

Курс на демократических союзников

Как правило, прогрессивные демократические государства воюют друг против друга гораздо реже, чем консервативные и авторитарные. Существует теория демократического мира, согласно которой демократические режимы вообще не воюют друг с другом по следующим причинам:

  • Демократические лидеры вынуждены признавать вину за поражение в войне перед голосующей общественностью;
  • Подотчётные обществу государственные деятели склонны создавать дипломатические институты для разрешения международной напряженности;
  • Демократии не склонны рассматривать страны со смежной политикой и доктриной управления как враждебные;
  • Демократии, как правило, обладают большим общественным богатством, чем другие государства, и поэтому избегают войны, чтобы сохранить инфраструктуру и ресурсы.

Речь здесь идёт скорее о так называемых «полноценных демократиях» и, в меньшей степени, о «несовершенных демократиях» (мы говорили об этом разделении в статье о политических режимах). Авторитарные же режимы между собой воюют относительно часто. Одним из популяризаторов теории демократического мира (ТДМ) являлся президент США Билл Клинтон, произнёсший в одной из своих речей: «безусловно, наилучшей стратегией для обеспечения безопасности и для построения прочного мира, является поддержка распространения демократии по всему миру. Демократии не нападают друг на друга»3. Профессор международных отношений Фред Чернофф в своей статье The Study of Democratic Peace and Progress in International Relations провёл методологическое исследование и пришёл к выводу: на современном этапе развития науки постулат о том, что два демократических государства по отношению друг к другу будут более миролюбивыми, чем любая другая комбинация государств с другими формами правления, является общепризнанным4.

Сама ТДМ сформировалась после того, как криминалист Дин Бабст в 1964 году провёл первое статистическое исследование в области войны и мира и опубликовал его результаты в статье «Выборные правительства – фактор мира». В своём поиске Бабст задавался вопросом, есть ли такие типы правительств, которые не развязывают войн. Предположив, что таковыми должны быть свободно избираемые правительства, он изучил данные из двухтомника Куинси Райта «Исследование войны», опубликованного в 1942 году. Хотя статистика Райта охватывала период с 1480 по 1941 годы, Бабст проанализировал данные, начиная с 1789 года, поскольку именно тогда начало действовать первое в истории выборное правительство. Бабст обнаружил, что между независимыми государствами с «выборными правительствами» не было ни одной войны. На этом основании он сделал вывод, что существование выборных правительств значительно повышает шансы на поддержание мира5.

В чём причины большей склонности к решению внешнеполитических вопросов невоенными методами? Для государства с демократическим режимом характерны разделение ветвей власти, институты представительства интересов граждан, наличие развитого института гражданского общества, которые налагают ограничения на принятие решений и корректируют преференции правительства6. По этой причине демократические государства – рациональные, предсказуемые участники международных отношений, которым можно доверять. Чем более прогрессивным и демократическим является государство, тем ниже вероятность военной агрессии с его стороны.

Для нас также важно, что демократические государства заинтересованы в сохранении друг у друга демократии, а авторитарные – в сохранении авторитаризма. Очевидно, что демократические государства будут больше заинтересованы в защите социал-демократической страны, чем авторитарные режимы. Ещё один аргумент в пользу союза с демократическими государствами – их более высокая боеспособность (лучше всего это продемонстрировали, например, Война первой коалиции, Вторая мировая война и арабо-израильские войны7).

Таким образом, союз с демократическими государствами позволяет снизить риск войны с ними (а значит и риск войны в целом), получить сильных союзников (что поможет сократить военные расходы). Эти союзники будут заинтересованы в сохранении демократии в социал-демократической стране, а также смогут оказывать России материальную помощь благодаря взаимному сокращению военных расходов в европейском регионе (мы уже рассказывали о западной помощи России ранее). В статье о международных организациях (мы ещё упомянем её дальше) мы недавно писали, что фактически в мире начинается Вторая Холодная война – между демократией и авторитаризмом. Демократии (в союзе с советским режимом) выиграли Вторую мировую войну и первую Холодную войну, и в силу своей большей эффективности (об эффективности демократий рассказано здесь), скорее всего, выиграют и Вторую Холодную. Очень важно, чтобы в этот раз Россия приняла правильную сторону, и, надо сказать, её переход на сторону демократии фактически обеспечит гарантию очередной победы демократического блока.

Некоторые коммунисты утверждают, что покончить с войнами поможет социализм, однако коммунистические режимы воюют между собой чаще, чем полноценные демократии. Примеры – китайско-вьетнамская война 1979 года, кампучийско-вьетнамский конфликт 1975-1979 годов, не считая советско-китайских пограничных конфликтов и ввода советских войск в Венгрию, Чехословакию и Афганистан.

Ввиду всего вышесказанного приоритеты внешней политики социал-демократов в России – вступление в Евросоюз и НАТО, и особенное укрепление отношений со странами, где находится у власти социал-демократическая партия. Это позволит избавиться от трат, связанных с борьбой с расширением НАТО. Разумеется, подобное потребует выполнения значительного объёма работ (к примеру, повышения уровня верховенства права или демократии), без которого в эти структуры Россия не будет принята; не будет также возможным подобное сотрудничество без решения крымского вопроса. Поскольку присоединение Крыма нарушило множество международных норм (например, Будапештский меморандум, подписанный 5 декабря 1994 года, когда Россия, США и Великобритания предоставили Украине гарантии её территориальной целостности взамен на отказ Украины от арсенала ядерного оружия8, а также другие международные обязательства9), Россия обязана будет вернуть Крым Украине. Социал-демократы считают, что благополучие граждан России важнее, чем размеры территорий, подконтрольных правительству России.

Одна из глупейших и страшнейших внешнеполитических ошибок в истории России – курс сталинского руководства на сближение с авторитарными странами Оси на начальном периоде Второй мировой войны. Миллионы жертв свидетельствуют из прошлого о том, что авторитарный блок – ненадёжные союзники, и не усвоить этот жестокий урок было бы свидетельством неспособности мыслить.

Подобный курс поможет сближению с развитыми странами, обмену опытом с ними. С такими странами следует вводить безвизовый режим – для начала, хотя бы в одностороннем порядке. В нашей статье о национальной политике мы писали о том, что в России должна повышаться роль английского языка – возможно, вплоть до частичного перехода на этот язык, что также поможет в обмене опытом.

Осторожность с авторитарными партнёрами

Важным является вопрос отношения социал-демократов к «экспорту демократии». Например, президент США от Республиканской партии Джордж Буш-младший, говорил: «я верю в то, что демократия может обеспечить мир. И поэтому так сильно верю в то, что наш путь на Ближнем и Среднем Востоке – это распространение демократии»10. Однако в неосторожных формулировках концепция экспорта демократии похожа на видоизменённую версию большевистской концепции «экспорта революции»/«мировой революции». Как и коммунисты, часть радикальных демократов предлагают агрессивно способствовать установлению демократических режимов (в том числе и с применением военной силы) и мировой демократии. Является ли это правильным путём для победы демократии во всём мире?

Во-первых, это усиливает конфронтацию с авторитарными режимами, которые в ответ на такие решительные действия не только усиливают свою пропаганду, но и в целом повышают градус борьбы (а мобилизация сил не является слабой стороной авторитарных режимов). Во-вторых, это дополнительные расходы, которые вряд ли пойдут на пользу экономике. В-третьих, это риск жизнями своих граждан. В-четвёртых, мы уже упоминали, что, пока социал-демократическая страна не войдёт в число мировых лидеров по ключевым показателям уровня жизни, ей не следует тратить ресурсы на исправление ситуации в других странах.

Внешняя политика и социал-демократия
Жак Ширак считал, что «демократию нельзя экспортировать в броневике»

Лучший способ борьбы с внешним авторитаризмом – показать пример трансформации в успешное общество, которому захочется последовать. После чего возможно вести информационную работу на языке государства с авторитарным режимом, работу над созданием немонолитности, которая приведёт к перестройке этого режима. Можно также предоставлять политическое убежище для жертв репрессий авторитарных режимов. Возможно, именно это, а не экспорт демократии, и есть сегодня самая действенная для российских социал-демократов политика борьбы с внешним авторитаризмом.

Но, разумеется, экстраординарные ситуации накладывают экстраординарные обязанности. Это означает, что по отношению к стране, которая является военным агрессором, не следует проводить такую «травоядную» политику, которая проводилась по отношению к Германии Адольфа Гитлера – в её отношении следует проводить такую политику, какая проводилась в отношении Саддама Хусейна. Военная агрессия, грубые нарушения прав человека (например, геноцид или применение химического оружия) – веские оправдания для устранения политического руководства страны, в которой замечены эти нарушения. В таких ситуациях демократические страны обязаны действовать сообща и решительно, при этом соразмерно их экономическому потенциалу (например, основные расходы на проведение операций из всей коалиции должны будут упасть на наиболее экономически развитого и богатого участника – на текущий момент это США). При этом если, скажем, часть коалиции будет закрывать глаза на «дружественные» демократическому блоку диктатуры вроде режимов Аугусто Пиночета или Сухарто, то социал-демократы должны, напротив, подчёркивать и продвигать мысль, что отношения и послабления в отношении подобных режимов со стороны демократического блока несправедливы и лицемерны.

В случае вынужденного усмирения диктаторского режима социал-демократы должны опираться на мнение ООН, а также заранее обговаривать устройство и методы развития страны после ликвидации режима. Страна не должна быть оставлена на самотёк или обеспечивать реализацию интересов одного из государств, проводивших ликвидацию диктатуры. Здесь нужно отметить, что пример развития Ирака после войн в Заливе является неприемлемым, и ориентироваться следует на развитие Германии и Японии после Второй мировой войны, когда союзники смогли обеспечить этим странам построение грамотных институтов, гарантию мирной обстановки и материальную помощь, использованную рационально (план Маршалла). Если следствием ликвидации диктатуры будет иракский сценарий, мало смысла вмешиваться в подобные операции.

Ввиду особенного географического положения России социал-демократы вынуждены будут соблюдать здесь особенную осторожность, так как страна граничит с двумя ключевыми авторитарными режимами – Китаем и КНДР. Кроме того, среди авторитарных соседей имеются также Беларусь, Казахстан и Азербайджан, а не так далеко от страны отстоят ближневосточные государства и некоторые авторитарные режимы Средней Азии11. По этой причине нет особого смысла проявлять чрезвычайную активность в борьбе с внешним авторитаризмом, и есть смысл сконцентрироваться на внутренних делах, на создании того самого успешного примера. Это вряд ли может помешать затянуть пояса в вопросе поддержки небольших авторитарных режимов вроде белорусского или туркменского, и перекрыть им любую поддержку. Однако, к примеру, поддержка демократического движения в Китае и КНДР, а также другое вмешательство в дела этих стран были бы неверным шагом, учитывая, сколько проблем может создать конфронтация с ними.

Баланс военной мощи

Противостояние между авторитарными и демократическими режимами подразумевает, что потенциалы вооружённых сил двух блоков должны быть как минимум равны. Впрочем, в случае перехода России в демократический блок силы последнего будут значительно превосходить силы авторитарных государств, что и позволит сократить военные расходы, не нанося никакого вреда балансу военной мощи и даже по-прежнему серьёзно превосходя оппонента:

Внешняя политика и социал-демократия

Отметим, что среди социал-демократов, вероятно, будут дискуссии о векторе внешней политики с трёх позиций – нейтралитета, экспорта демократии и «мягкой силы» (термин профессора Гарвардской школы Кеннеди, ведущего эксперта по международным вопросам Джозефа Ная-младшего, о нём будет сказано дальше). Первая позиция будет ориентироваться на опыт Швейцарии, которая уже многие столетия придерживается политики постоянного вооружённого нейтралитета12, не вступает ни в какие блоки и в случае военного конфликта не будет занимать ничью сторону. Вторая позиция будет выступать, как мы уже упомянули выше, за активное распространение демократии различными, пусть даже не миролюбивыми, методами. Третья же позиция изложена в данной статье. Скорее всего, двумя самыми крупными группами будут сторонники использования исключительно мягкой силы и сторонники гибкого сочетания мягкой силы с экспортом демократии.

Разумеется, внешнеполитическая цель социал-демократов – установление социальной демократии во всех странах мира, дальнейшее расширение демократических институтов и рост популярности прогрессивных ценностей. Но пути к этой цели могут быть разными.

Тут важно отметить также и то, что по возможности социал-демократы стремятся отказаться от гонки вооружений и всячески инициировать её замедление, однако в случае, если противник не соглашается на это замедление и наращивает военный потенциал, социал-демократы отвечают симметрично — просто в силу необходимости повысить безопасность своих граждан.

Стратегия мягкой силы на смену военной мощи

Уже упоминавшийся выше Джозеф Най-младший является автором известного труда «Soft Power: The Means to Success in World Politics»13, где «Soft Power» переводят иногда как «мягкая сила», иногда как «гибкая сила», иногда как «умная сила». По мнению Ная, то, что раньше делало государство «сильным» — армия и флот – становится сегодня лишь частью более комплексной и гибкой стратегии «мягкой силы», основанной на сочетании жёстких инструментов угроз и насилия и мягких механизмов влияния и привлекательности. «Мягкая сила» — это способность государства (союза, коалиции) достичь желаемых результатов в международных делах через убеждение (притяжение), а не подавление (навязывание, насилие, принуждение), что характерно для «жёсткой силы»14. Это способность соблазнять и привлекать; она может основываться и на призыве к другому государству следовать разуму, логике, при этом решение спорной проблемы представляется так, чтобы оно было приемлемо для другой стороны и не выглядело как её поражение. По другому определению, это особый тип внешнеполитической деятельности, связанный с распространением влияния одного государства на другие через средства массовой коммуникации, популярную и высокую культуру, предоставление услуг образования, благоприятную экономическую среду, распространение привлекательных гуманитарных и политических идеалов, собственной оригинальной системы ценностей, которую хотели бы импортировать другие субъекты международных отношений15.

Три основных компонента «мягкой силы», с помощью которых государство способно оказывать воздействие: культура, ценности (причём не только их декларирование, но и следование им) и внешняя политика, как таковая. Сегодня не то государство является сильным, которое владеет оружием, а то государство, которое владеет умами. Основная сила социальной демократии на внешнеполитической арене состоит в её привлекательности – если к нам будут бежать за лучшей жизнью граждане авторитарных стран, гибель авторитарных режимов как в случае прямого столкновения, так и в случае его отсутствия будет предрешена – лучшие и самые способные кадры будут бежать от них к нам в мирное время, а все остальные – в военное.

Объединённая мощь «мягкой силы» социал-демократической России и Западной Европы способна в считанные годы радикально демократизировать Восточную Европу, а также страны кавказского региона и Турцию.

Совершенствование международных организаций

В статье о мировых проблемах и международных организациях, их решающих, мы уже упоминали, что социал-демократы решают глобальные задачи через международную координацию. К примеру, одной из приоритетных задач может быть вытеснение сторонников концепции невмешательства государства из МВФ и Всемирного банка, чтобы получить возможность реализовывать эффективные стратегии поднятия экономики и уровня жизни в демократических странах Третьего мира. Вторая задача – совершенствование ООН и ИСО, помощь этим организациям и расширение их полномочий. Социал-демократическая страна должна способствовать международной работе над улучшением экологии, способствовать введению и соблюдению новых эффективных стандартов. Наконец, третья задача – развивать инновационные программы. Россия вполне может иметь совместную с Евросоюзом космическую программу, тем более что Европа видит возможность сотрудничать даже сейчас16.

Итог

Внешняя политика прогрессивных социал-демократов направлена на преодоление мирового авторитаризма преимущественно инструментарием «мягкой силы», на решение глобальных проблем человечества, обеспечение безопасности страны путём союзов с сильными и миролюбивыми государствами, распространение прогрессивных ценностей и поддержку социал-демократических партий. Важную роль здесь играют блоки и сотрудничество с полноценными демократиями.

Источники

  1. Foreign policy // Britannica (www.britannica.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.britannica.com/topic/foreign-policy (Дата обращения: 15.03.2021).
  2. Дж. Грум. Растущее многообразие международных акторов / Международные отношения: социологические подходы // Под ред. проф. П.А. Цыганкова. – М.: Гардарика, 1998. — с. 222-239.
  3. 1994 State Of The Union Address // The Washington Post (www.washingtonpost.com). 25 января 1994 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.washingtonpost.com/wp-srv/politics/special/states/docs/sou94.htm (Дата обращения: 15.03.2021).
  4. F. Chernoff. The Study of Democratic Peace and Progress in International Relations // International Studies Review. 2004. No 6.- p. 72
  5. D. Babst. Elective Governments – A Force for Peace / D. Babst // The Wisconsian
    Sociologist. – 1964. – Vol. 3. – №. 1. – p. 9–14.
  6. A. Moravcsik. Taking Preferences Seriously: A Liberal Theory of International Politics. International Organization Volume 51, Number 4 (Autumn 1997) — p. 518-520
  7. К.А. Панченко. Арабо-израильские войны // Большая российская энциклопедия. Том 2. Москва, 2005, стр. 137. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/world_history/text/1825463 (Дата обращения: 16.03.2021).
  8. Конференция по разоружению // Документы Организации Объединенных Наций (undocs.org). 5 декабря 1994 года. [Электронный ресурс]. URL: https://undocs.org/ru/CD/1285 (Дата обращения: 15.03.2021).
  9. Россия нарушает международные обязательства // Фундация «Открытый диалог». (ru.odfoundation.eu). 03 декабря 2014 года. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.odfoundation.eu/a/5233,rossija-narushaet-mezhdunarodnye-objazatelstva/ (Дата обращения: 15.03.2021).
  10. President and Prime Minister Blair Discussed Iraq, Middle East // The White House President George W. Bush (georgewbush-whitehouse.archives.gov). 12 ноября 2004 года. [Электронный ресурс]. URL: https://georgewbush-whitehouse.archives.gov/news/releases/2004/11/20041112-5.html (Дата обращения: 15.03.2021).
  11. Democracy Index 2020: In sickness and in health? // The Economist Intelligence Unit (www.eiu.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.eiu.com/n/campaigns/democracy-index-2020/ (Дата обращения: 15.03.2021).
  12. Сибилла Бондольфи, Игорь Петров. Нейтралитет Швейцарии: успешная модель? // SWI swissinfo.ch (www.swissinfo.ch). 28 сентября 2020 года, 15:19. [Электронный ресурс]. URL: https://www.swissinfo.ch/rus/история-и-современность_швейцария-испытала-бпла-в-израиле—вопреки-нейтралитету-/43648026 (Дата обращения: 15.03.2021).
  13. Joseph Nye Jr. Soft Power: The Means To Success In World Politics — 192 p. — PublicAffairs: 2004
  14. А.О. Наумов. «Мягкая сила» и публичная дипломатия: курс лекций / А.О. Наумов. — 208 с. — М.: Издательство Московского университета, 2019. — с. 28.
  15. А.О. Наумов. «Мягкая сила», «цветные революции» и технологии смены политических режимов в начале XXI века. — 274 с. — М.: АРГАМАК-МЕДИА, 2016. — с. 13.
  16. Юрий Шейко. Как ЕС намерен защищать свое место в космосе // DW (www.dw.com). 17 апреля 2019 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.dw.com/ru/как-ес-намерен-защищать-свое-место-в-космосе/a-48379285 (Дата обращения: 15.03.2021).

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Больше статей – в разделе "База знаний"