Религиозная политика социал-демократов

Религиозная политика социал-демократов

Данная статья описывает, как могут выглядеть основные принципы религиозной политики с точки зрения прогрессивных социал-демократов. В политике и экономике даже небольшие детали имеют значения, вот почему мимо религиозного вопроса мы также не можем пройти.

Следует верить в то, что помогает жить, и не верить в то, что мешает.

Борис Кригер

В предыдущих статьях мы разобрали, что священные писания на сегодняшний момент являются устаревшими и могут вводить в заблуждение, разобрали, что существование Бога не исключено, но маловероятно и не доказано, и что религия и её организации могут приносить как вред, так и пользу обществу. Из приведённых данных в том числе следовал вывод, что запрещать религию и её организации нецелесообразно, также, впрочем, как и консервировать их. В таком случае за какие преобразования следует выступать прогрессивным социал-демократам? Как и во многих остальных случаях, здесь разумно выступать за баланс свободы и регуляции.

Свобода здесь означает то, что мы должны гарантировать людям свободу совести и отсутствие репрессий по религиозному признаку. Как известно, свобода совести – это понятие, характеризующее отношение человека к религии: право самостоятельно, без какого-либо принуждения решать вопрос, руководствоваться ли ему в оценке своих поступков, мыслей, явлений действительности и так далее поучениями религии или отказываться от них. Свобода совести включает три основных элемента: свободу религиозных убеждений, свободу исповедовать любую религию и свободу не принимать во внимание и не исповедовать никакой религии, быть атеистом1. Каждый должен иметь возможность верить во что угодно и проповедовать что угодно, если это не противоречит законам страны. Здания для богослужения должны иметь возможность работать и открываться.

При этом регуляция, о которой мы говорим, должна носить не репрессивный характер, а, напротив, быть направленной на расширение демократизации и совершенствование Церкви, одновременно с этим создавая действительно светское государство. Будущая программа регуляции религиозной политики, на наш взгляд, должна быть основана на 5 принципах: демократичность, отсутствие привилегий, прозрачность, реформирование и противовесы.

Религиозная политика социал-демократов
Каким должен быть религиозный лидер в здоровом обществе

Демократичность подразумевает, что руководство Церкви должно быть выборным, сменяемым, децентрализованным, неподконтрольным государству (насколько это возможно). В интересах самих верующих и общества в целом будет, если политику Церкви будут направлять не агенты спецслужб, а действительно близкие обществу люди (каким был, например, Мартин Лютер Кинг). Для повышения вероятности повернуть положение дел в этом направлении и необходимы меры по демократизации. Например, сегодня, согласно уставу РПЦ, «Патриарх Московский и всея Руси… издаёт указы об избрании и назначении епархиальных архиереев, руководителей синодальных учреждений, викарных архиереев, ректоров духовных учебных заведений, а также иных должностных лиц, назначаемых Священным Синодом, за исключением ректоров духовных учебных заведений, а также игуменов (игумений) и наместников монастырей епархиального подчинения»2, он также может отстранять епископов от управления епархиями3. При этом Священный Синод, назначающий архиереев, руководителей синодальных учреждений и так далее, согласно тому же уставу, состоит из Патриарха и епархиальных архиереев, которые назначаются опять-таки по указу Патриарха. С социал-демократической точки зрения, необходимо убрать титул Патриарха, заменив некоторые его функции коллективным руководящим органом, члены которого избираются снизу, а не назначаются (также, как и остальные титулы церкви), и обеспечить сменяемость. Надо сказать, что в протестантстве, несмотря на то, что в ряде церквей существует церковная иерархия с прямым подчинением общин, главной структурной единицей является община, которой управляют пастор и собрание верующих. Церковные служители считаются простыми делегатами сообщества верующих, все верующие являются носителями священства4.

Как мы выяснили в статьях про священные писания и существование Бога, последнее не является установленным фактом, а потому привилегии Церкви, благодаря которым она освобождена от уплаты НДС и налога на прибыль в отношении предметов специального назначения5, налога на имущество и землю, не являются морально обоснованными. Отсутствие привилегий означает, что Церковь должна будет участвовать в экономической жизни общества наравне с другими организациями, должна будет платить все полагающиеся налоги; в её пользу не должно приниматься репрессивных законов, а ознакомление с её принципами не должно быть принудительным и не может быть включено в школьную программу. Это также означает, что священнослужители должны иметь заработную плату и трудовые права. Однако, чтобы Церковь из-за подобных мер не превращалась в супермаркет, следует перенять практику развитых стран – таких, как Германия, где реализован церковный налог на верующих.

В Германии при устройстве на работу каждому новому сотруднику дают заполнить анкету для отдела кадров, где в числе прочих есть вопрос о религиозной принадлежности: атеист, католик, протестант. От ответа зависит, будет ли удерживаться у работника так называемый церковный налог или нет6. Обычно он составляет 8-9% от подоходного налога. От уплаты освобождены школьники, студенты, пенсионеры, безработные и лица с низкими доходами7. За счёт этого становится возможным платить зарплаты священникам и оплачивать другие церковные расходы. Отказывающиеся платить церковный налог исключаются из церкви. Это значит, что они не могут венчаться, крестить детей и их не будут отпевать. Блогер Илья Варламов отмечал, что в церквях Австрии, где действует похожий налог, крестины, литургия и прочая обрядность являются бесплатными8 — это неудивительно, учитывая, что на содержание Церкви идут налоги верующих налогоплательщиков. Они, как спонсоры, имеют право требовать что-то взамен, и это справедливо. Социал-демократы должны выступать за то, чтобы перенять подобную систему.

Третий принцип – прозрачность. Церковь должна вести финансовую отчётность, сведения о которой должны быть в открытом доступе; эта отчётность и структура Церкви должны быть в понятной форме размещены на её официальном сайте. Люди должны знать, на что идут деньги, которые они платят в виде налогов и пожертвований – всё до последней копейки. Эта мера необходима для борьбы с коррупцией в религиозных организациях. Мы должны следить за тем, чтобы деньги шли на обеспечение жизнедеятельности Церкви и на благотворительность, а не в карманы высокопоставленных батюшек. Без реализации этого принципа ситуация выглядит так, как описал её кандидат исторических наук Николай Митрохин:

Высшее духовенство РПЦ видит только один путь – переложить часть финансового бремени церкви на государство, мотивируя это тем, что церковь играет исключительно важную роль в сфере социального служения, т. е. помощи бедным и малоимущим. Однако в начале текущего года эта идея была с порога отвергнута экономическими советниками руководства страны, которые знают, что все «социальные» проекты церкви уже и так базируются на государственном финансировании, но при этом малоэффективны, маломощны и непрозрачны для любого контроля со стороны9.

Наши предыдущие статьи показали в том числе и то, что самой концепции и догматам религии необходимо реформирование, чтобы не заставлять людей считать авторитетными источниками недостоверные. Как мы знаем, Папа Римский Франциск в 2014 году признал теории эволюции и Большого взрыва10, и сказал, что они совместимы с католическим учением. Вполне возможно пойти дальше в том же направлении и примирить религиозное учение с наукой, сделать так, чтобы оно ей не противоречило, либо чтобы оно противоречило ей в как можно меньшей степени. Очиститься от всего, что неактуально и устарело – это большой плюс как для Церкви, так и для всего общества. Демократический Синод мог бы разработать новый свод канонических текстов и правил, которые бы отражали гуманистические ценности и не входили в противоречие с наукой, и принять его в качестве основополагающего.

Мы здесь полагаемся в том числе на опыт Реформации, которая происходила во многих странах Западной Европы. Как отмечает Большая российская энциклопедия, в ходе Реформации религиозные мотивы переплелись с нерелигиозными: требованием социальных преобразований, расширением прерогатив светской власти в духовной сфере, переменами в экономике, связанными с кризисом феодальных и развитием капиталистических отношений11. Этот процесс решал многие проблемы – необходимость перевода Библии на национальные языки, упрощение культа. Один из реформаторов – Ульрих Цвингли – требовал отмены почитания икон, культа святых. В результате его деятельности в Цюрихе были секуляризованы монастыри, отменены католические мессы и почитание икон. В Англии появились новые канонические документы, такие как «Наставления христианина» или «Епископская книга». Имеем мы и опыт реформации «сверху» — к примеру, в скандинавских странах государи провели её при широкой социальной поддержке. Своевременные преобразования помогут избежать катастрофических для культурного наследия последствий, которые произошли, к примеру, в «безбожную пятилетку» при Иосифе Сталине или во время иконоборческого восстания 1566 года12.

Упрощение культа, отказ от восточной пышности, позолоченных куполов и ювелирных изделий, помимо прочего, помог бы снизить общественные расходы на вопросы культа и перенаправить средства в развитие более важных отраслей. При реформировании следовало бы учесть, каким образом возможно снизить эти издержки. Более того – за счёт отказа от многих элементов обрядности (к примеру, почитания икон) они могут быть мирно перенесены в музеи православной культуры и служить источником дохода для государства и/или Церкви. Известный социолог Макс Вебер также считал, что сформированная в результате Реформации протестантская этика помогала в развитии и формировании богатства западных обществ, а «мирская аскеза протестантизма со всей решительностью отвергала непосредственное наслаждение богатством и стремилась сократить потребление, особенно когда оно превращалось в излишества. Вместе с тем она освобождала приобретательство от психологического гнета традиционалистской этики, разрывала оковы, ограничивавшие стремление к наживе, превращая его не только в законное, но и в угодное Богу (в указанном выше смысле) занятие»13. Реформированная этика Церкви может принести нам пользу, если она будет направлена не против богатства и заработка денег, а против показной роскоши и излишеств.

Наконец, под противовесами мы подразумеваем создание таких противовесов в обществе, оппозиция со стороны которых бы не позволила Церкви выродиться в коррумпированную и мошенническую структуру. Светское государство является одним из таких противовесов, и контроль с его стороны за соблюдением демократических правил в Церкви будет влечь за собой взаимный контроль того же свойства со стороны демократической Церкви. Свободная пресса, не ограниченная законами о «богохульстве» и «оскорблении чувств верующих» является вторым важнейшим противовесом. Влиятельный немецкий экономист XVIII века Иоганн Фридрих фон Пфайффер также утверждал, что если в стране существуют несколько конфессий, то религия как институт несколько теряет свою власть над населением страны. Существование альтернативной веры устраняет страх и другие факторы, которые способствуют развитию фанатизма, в стране развивается благоприятная толерантность по отношению к разнообразию ремёсел и составу населения14. Поэтому поддержание разнообразия конфессий, а также их демократичности – третий противовес. И четвёртый противовес – временная государственная поддержка атеистических и, возможно, пастафарианских организаций, которые создают оппозицию религиозным организациям. Когда такие организации уже будут относительно крепко стоять на ногах, можно будет прекратить их поддержку.

В результате реализации комплекса вышеперечисленных мер мы надеемся на то, что Церковь станет распространять ценности, способствующие наиболее полному раскрытию прогрессивных ценностей, а также станет одной из опор демократии в обществе. Эти меры также должны помочь бороться с нерациональным расходованием средств на церковную атрибутику и отмыванием денег в Церкви. Это было бы в интересах всего общества в целом, в том числе и самих верующих.

Источники

  1. Свобода совести // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/law/text/3541456 (дата обращения: 17.12.2020).
  2. Устав Русской Православной Церкви // Московская Городская Епархия РПЦ (moseparh.ru). [Электронный ресурс]. URL: http://moseparh.ru/ustav (дата обращения: 17.12.2020).
  3. Решением Святейшего Патриарха Кирилла правящие архиереи Армавирской и Костомукшской епархий отстранены от управления // Официальный сайт РПЦ (www.patriarchia.ru). 18 мая 2020 года, 13:55. [Электронный ресурс]. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/5638432.html (дата обращения: 17.12.2020).
  4. О.В. Куропаткина. Протестантизм // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/religious_studies/text/4427314 (дата обращения: 17.12.2020).
  5. Артем Буденный. Церковь и налоги. О чем говорят прихожане, священники и власти // РИА Новости (ria.ru). 26 июня 2019 года, 08:00. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20190626/1555912016.html (дата обращения: 17.12.2020).
  6. Светлана Ниберляйн. Плата за веру. С немецких протестантов и католиков взимают церковный налог // Idel.Реалии (www.idelreal.org). 28 октября 2018 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.idelreal.org/a/29567452.html (дата обращения: 17.12.2020).
  7. Кто платит церковный налог в Германии? // DW (www.dw.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.dw.com/ru/кто-платит-церковный-налог-в-германии/a-1124759 дата обращения: 17.12.2020).
  8. Илья Варламов. А вы говорили, бесплатных церквей не бывает! // Варламов (varlamov.ru). 24 июня 2019 года. [Электронный ресурс]. URL: https://varlamov.ru/3490786.html (дата обращения: 17.12.2020).
  9. Н.А. Митрохин. Экономика Русской Православной Церкви // Отечественные записки. — 2001. — № 1 (1)
  10. Сергей Смирнов. Папа римский признал теорию эволюции и Большой взрыв // Ведомости (www.vedomosti.ru). 29 октября 2014, 20:07. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2014/10/29/papa-rimskij-priznal-teoriyu-evolyucii-i-bolshoj-vzryv (дата обращения: 17.12.2020).
  11. Н.А. Смирнова, А.В. Рандин. Реформация // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/religious_studies/text/3507776 (дата обращения: 17.12.2020).
  12. Г.А. Шатохина-Мордвинцева. Иконоборческое восстание 1566 // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/world_history/text/2004355 (дата обращения: 17.12.2020)
  13. Макс Вебер. Протестантская этика и дух капитализма / Макс Вебер; [перевод с немецкого М. Левиной]. — 320 с. — Москва: Издательство АСТ, 2020. — с. 194.
  14. Э.С. Райнерт. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными [Текст] / пер. с англ. Н. Автономовой; под ред. В. Автономова; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». 4-е изд. — 384 с. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. — с. 289.

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Обсуждения

Редакция онлайн-журнала "Логика прогресса" разрешает комментарии, потому что не боится дискуссии и стремится к наиболее объективному отображению информации. Мы призываем всех присоединиться к обсуждениям, высказывать своё мнение и конструктивную критику.

  1. Андрей Копылов

    Если мы собираемся соблюдать принцип отделения церкви от государства, то светские государственные деятели (социал-демократы или кто-либо ещё) вообще не могут решать, как будет устроена церковь, кто будет ей руководить, и т. д. Это будет уже делом людей, имеющих какое-либо отношение к этой церкви (прихожан, священнослужителей).

    • Авель Родионов

      Это должны решать сами верующие. А как они будут решать, если они лишены инструментов, позволяющих им это делать? Наше дело — обеспечить такие инструменты, обеспечить демократию в Церкви и побороть коррупцию. Реформирование мы осуществить не можем, мы можем только проводить переговоры с демократическим Синодом и давать ему советы, но принимать решения будет уже он. Мы же можем продолжать дискуссию и отстаивать свои принципы уже в дискуссии, оказывать давление на Церковь, чтобы она осуществила реформирование.

      К тому же принцип отделения Церкви от государства не означает, что Церковь становится неприкосновенной для государства и неподвластной законам и правилам государства. Это в таком случае будет демагогия, а не светское государство. И если Церковь не будет демократической, то там, конечно же, не верующие будут решать, а элита духовенства.

      • Андрей Копылов

        «К тому же принцип отделения Церкви от государства не означает, что Церковь становится неприкосновенной для государства и неподвластной законам и правилам государства. Это в таком случае будет демагогия, а не светское государство.»

        Разумеется. Но как государство может вынудить церковь управляться по демократическим принципам? Можно, конечно, издать закон, по которому все организации на территории страны обязаны управляться демократическим путём, но последствия этого мне предсказать сложно. Для частных компаний это может быть интересным шагом (они в результате фактически превратятся из единолично управляемых компаний в кооперативы), но в целом такое решение мне кажется достаточно радикальным. А вводить какие-то особые законы именно для религиозных организаций опять будет подчёркивать особый статус религии в общественной жизни, что я считаю неправильным.

        Почему, кстати, вы пишете «Церковь» с заглавной буквы? У меня это вызывает ассоциации с какой-то одной религиозной организацией, имеющей привилегированный статус по сравнению с остальными (как РПЦ в нынешней России, которая де-факто такой статус и имеет). А если одна религиозная организация имеет привилегии перед другими, то это уже вмешательство в свободу вероисповедания.

        • Авель Родионов

          «Но как государство может вынудить церковь управляться по демократическим принципам?»
          С помощью нормативно-правовых актов. В Веймарской республике, например, церковный налог был введён на основании статей Конституции.

          «А вводить какие-то особые законы именно для религиозных организаций опять будет подчёркивать особый статус религии в общественной жизни, что я считаю неправильным»
          Не согласен. Если для НКО действуют особые законы, для партий действуют особые законы, для госслужащих особые законы — в этом ничего неправильного нет, напротив, этим самым государство избегает вульгарных обобщений, подгона всех подряд под одну гребёнку. Законы для того и нужны, чтобы конкретизировать, а не устанавливать размытые правила вроде «всё плохое запрещено, а всё хорошее разрешено».

          По поводу заглавной буквы — написание слова «церковь» с маленькой буквы часто ассоциируется со зданием, строением. С большой буквы пишем, чтобы избежать путаницы и чтобы было понятно, что мы имеем в виду не здания или конкретные церкви, а Церковь как религиозную организацию.

          • Андрей Копылов

            Хорошо, мне ваша позиция понятна.

  2. Р

    Не согласен с вами.
    1. Государство должно бороться с религиозными течениями, которые проповедуют всякую антинаучную дичь, контрпрогрессивную мораль.
    2. Государство должно запретить религиозное строительство. Это нерациональная растрата земли.
    3. С религиозных организаций должен взиматься довольно высокий налог на занимаемую ими землю.
    4. Нужно запретить религиозное зомбирование для детей, по крайней мере в учреждениях.
    5. Чётко документировать доходы религиозных организаций, взимать с них повышенный налог.
    6. Поддерживать антирелигиозную пропоганду, атеизм.
    7. Внести в конституцию закон о том, что государство ни при каких обстоятельствах не может поддерживать религию и давать любые привилигии на основании религиозного статуса.
    8. А вот лезть во внутреннюю структуру не надо. Сами разберутся.
    По всем пунктам готов дискутировать.

    • Авель Родионов

      С вашего позволения объединю пункты 1 и 6 в один. По ним ответ такой: мы написали про создание противовесов. Это и есть реализация ваших предложений. Запретами бороться не будем, будем бороться альтернативами.

      2. Просто понимаете, от нас потом потребуют запретить строительство, например, аквапарков, мотивировав это тем, что это нерациональная растрата земли. Относитесь к религии как к хобби. Некоторые занимаются исторической реконструкцией и мы не можем этого им запретить. С религией примерно то же самое.
      3. Думаю, нашего требования про отсутствие привилегий вполне достаточно.
      4. Тоже написали, что «ознакомление с её принципами не должно быть принудительным и не может быть включено в школьную программу».
      5. Об этом тоже в пункте про отсутствие привилегий писали, что же касается повышенного налога — тут нас просто обвинят в дискриминации, это сыграет на руку Церкви, мобилизует людей на её поддержку. Наших мер вполне хватит.
      7. Об этом в статье тоже есть.
      8. Как раз без этого, боюсь, ничего не получится. Так как если оставить всё, как есть, то Церковь будет сверхцентрализованной машиной пропаганды, направленной против нас. И очень реакционной. Демократизация Церкви значительно смягчит её.

Больше статей – в разделе "База знаний"