Концепция киберпартии для социал-демократов

Концепция киберпартии для социал-демократов

Социал-демократические идеи понемногу начинают распространяться в России, и рано или поздно это распространение получит логическое развитие в виде создания партии. Но как её создавать в условиях авторитарного, реакционного режима? Является ли выходом концепция киберпартии?

Для социал-демократов всегда приоритетом была легальная деятельность как политической партии в соответствии с законами страны. И именно подобная модель была приоритетна для российских социал-демократов до недавнего времени. Речь о создании социал-демократической партии шла с 2021 года, и мы считали, что, если мы будем избегать агрессивной критики и будем предлагать конструктивные предложения, у нас будет небольшой (5-10%), но всё же шанс зарегистрировать партию и участвовать в выборах, требуя расширения их демократичности. Однако события в Украине окончательно показали, что российские державники чётко нацелены на истребление любой угрозы их власти и не намерены ей делиться ни с кем, а намерены, наоборот, выдавить из власти остатки любых демократических сил. Это намерение демонстрируется довольно чётко, и им объясняется преследование демократических СМИ, сворачивание демократических институтов и так далее.

В этих условиях очевидно, что зарегистрирована партия не будет — скорее всего, её не просто не позволят зарегистрировать, как «Россию будущего» Алексея Навального1, но и будут давить так же, как Украину, и заставлять каяться, как бывшего президента Дмитрия Медведева и социал-консерватора Сергея Миронова, которые словно взбесились и из кожи вон лезут, чтобы показать, что они ещё более радикальны в плане державничества, чем сама власть. Мы также не можем забывать, что СДПР два раза ликвидировали «сверху». И в текущей обстановке открытость партии будет означать не открытость для общества, а открытость для репрессий со стороны силовиков. Такая перспектива устроить нас не может, и говорит о том, что остался единственный путь функционирования – подпольное, как незарегистрированная партия. Тем более, что значительная часть опыта социал-демократических партий в условиях авторитарных режимов говорит нам о том, что подпольное существование партии в условиях диктатуры – это то, к чему в итоге так или иначе приходят социал-демократические партии. Так было с ИСРП в Испании, так было с Широким фронтом в Уругвае, так было с Итальянской социалистической партией. Партия трудящихся Бразилии была создана в подполье, Социалистическая партия Португалии была создана в эмиграции, и, надо сказать, что социал-демократические партии нередко действовали частично в изгнании.

Условия подполья неизбежно связаны с необходимостью конспирации, а в современных условиях это означает анонимность. Регистрировать партию нам придётся уже после демократизации режима, которая будет вынужденной (как в случае с падением СССР), или после падения режима. Наши задачи — во-первых, приближать этот момент путём организованного ведения информационной борьбы. Во-вторых, к тому моменту мы должны стать самой крупной и влиятельной социал-демократической партией страны. В-третьих, мы должны подготовить всё необходимое для нормального функционирования легальной партии – программу, устав, проект Конституции, сильную теорию, агитматериалы и так далее. В-четвёртых, в случае роста численности нашей организации появляются возможности для более решительных маневров.

Концепция киберпартии для социал-демократов
Возможно, партии «Социал-демократы России» необходимы именно такие метаморфозы, которые предлагаются в статье, либо же они должны быть реализованы другим проектом

Вопрос, однако, в том, как сегодня действовать в условиях подполья. Здесь придётся идти путём проб и ошибок – в целом российское общество малограмотно политически, и мы тоже не претендуем на то, чтобы прямо сейчас считаться в полной мере грамотными. Однако надо пробовать какие-то новые формы организации, и давайте попробуем понять, как должна быть организована социал-демократическая партия в России в новых условиях.

Что такое киберпартия?

В 2001 году политолог Хелен Маргеттс предложила дополнить типологию политических партий термином «киберпартия». Она отмечает, что киберпартии – это такие партии, которые используют веб-технологии для усиления взаимодействия между избирателями и партией больше, чем традиционные практики членства2. Хрестоматия «Партии и выборы» также замечает, что прямые сетевые взаимоотношения между партией и её избирателями заменяют институт формального членства в партии, что значительно преобразует саму её структуру. Среди их преимуществ называют в том числе относительно низкую капиталоёмкость и доступность для партий с ограниченными ресурсами3. Киберпартии, или сетевые партии, в последнее время появляются относительно часто и достигают определённых успехов – так, к примеру, создание венгерской правой партии «Йоббик» началось с развития портала jobbik.hu, а в Нидерландах премьер-министром удалось стать Герту Вилдерсу, создавшему Партию свободы, формально состоявшую из него одного, но создававшую себе поддержку и рекрутируя нефиксированных членов партии с использованием онлайн-технологий4. В 2010 году итальянский шоумен Беппе Грилло на основе своего блога создал партию «Движение пяти звёзд», которая вскоре стала ведущей в правящей коалиции (отмечается также, что «активное использование социальных сетей определённым образом коррелирует с результатами выборов. Именно активность итальянской партии с её экстравагантным лидером принесла ей ошеломляющий успех на национальных выборах в парламент Италии»5).

Партии, относящиеся к сетевым, набирают до 25% голосов на выборах в представительные органы, что, учитывая пока недолгую их историю, является феноменальным результатом. В Венгрии, стремительно идущей к авторитаризму, партия «Йоббик» в конце 2020 года набирала 10% поддержки по опросам6 (до объединения с другой оппозицией), что показывает возможность для киберпартии функционировать в условиях авторитаризма. При этом концепция киберпартии до этих пор использовалась в основном популистскими силами, не имевшими чёткой системы взглядов. У прогрессивных же социал-демократов наличествует во многом (не во всём, но во многом) уже сформированная база для системы взглядов, изложенная в статьях «Логики прогресса», что может являться дополнительным плюсом для нашей киберпартии, если таковая появится.

Принципы работы

Пока в стране огромное количество державников и очень малое – социал-демократов, у нас не будет достаточно людей в организации. Как мы выяснили из статьи про историю демократии в России, становление демократических институтов у нас в стране начинается с просвещения. С работы просветительских сообществ, кружков – таких, как «Негласный комитет», Большое общество пропаганды, диссидентские кружки, демократические СМИ, с использования таких практик, как «хождение в народ», «Банкетная кампания». Без этого никакие восстания, никакое дарование демократических свобод «сверху» результата нам не дадут. Если нет достаточно многочисленных сил, которые эту свободу смогут взять и не отпускать, смогут воспользоваться ей. Если мы добьёмся демократии, а общество будет по-прежнему желать сильного хозяина, эта демократия будет недолгой. Поэтому нам нужно организовать просветительскую работу таким образом, чтобы сформировалось сильное социал-демократическое движение. И чтобы социал-демократический активист представлял собой подготовленную к идеологической борьбе единицу.

Поэтому сам исторический опыт диктует нам необходимость создания просветительской организации, которая далее перерастёт в политическую (для этого придётся иметь определённую долю терпения и трудолюбия). Поэтому первый принцип – держаться на первоначальных этапах концепции информационной работы. Только когда у нас будут ячейки в каждом районе Москвы, в каждом крупном городе России, только тогда мы сможем перейти к следующему этапу (каким именно он будет – решать лучше ближе к нему, а не сейчас). Информационная работа на данном этапе даёт важное преимущество: наших активистов будут меньше искать. Силовые службы с куда меньшей вероятностью будут заморачиваться с обходом системы анонимности, которую мы предполагаем использовать, ради какого-то агитатора в соцсети.

Второй принцип – анонимность. Каждый член партии должен строго соблюдать все требования по анонимности, указанные нами в этой статье. Перед вступлением в партию, вы должны создать совершенно новые аккаунты, которые минимально связаны с вами, и придумать псевдоним, под которым вы и будете действовать в партии. Соблюдая эти принципы, мы должны создать Федеральный чат партии, а также городские, а затем и районные чаты в Telegram (или другом мессенджере, который утвердит Парламентское Собрание, о котором позже). Чаты должны быть закрытыми, то есть постороннее лицо не должно иметь возможности войти туда. Добавлять в чат может только представитель Приёмного комитета, который перед приглашением проводит собеседование и задаёт вопросы. В Федеральном чате принимаются решения о создании рабочих групп по тому или иному вопросу, об организации информационной работы, ведутся беседы с обсуждением теории и политических новостей.

Концепция сетевой партии подразумевает, что вам не нужно покидать свою текущую партию. Многие не хотят покидать партию, в которой состоят сейчас, к примеру, КПРФ или Яблоко, ради небольшой новой структуры. Однако вступить в сетевую анонимную партию не должно составлять для них никакой проблемы. Это тем более хорошо, что в данный момент российские социал-демократы разбросаны по различным партиям, но если в нашей сетевой партии наберётся достаточно людей, есть вероятность, что они смогут наконец выделиться в отдельную политическую силу с собственной идентичностью.

Сначала нам необходимо выйти на определённый уровень по численности. Что делать дальше? Зависит от обстановки, возможны различные варианты. Не исключён вариант, при котором придётся прибегнуть к решительным мерам. Режим в России звереет не по дням, а по часам. Звучат совершенно античеловеческие призывы, а репрессии по жестокости (а в дальнейшем не исключено, что и по масштабам) могут догнать сталинские. Нам надо честно сказать себе, что если нас заставят опуститься на уровень рабов, то лучше уж переходить на методы борьбы более серьёзные, чем протесты, и вы все понимаете, о чём идёт речь. А в этом случае неподпольная, публичная партия – не подходит и ставит под удар всех участников. Мы сейчас вынуждены делать партию, держа в уме этот вариант. Поэтому глуп тот, кто говорит, что наша партия будет заниматься только разговорами! Сначала нужно набрать людей, а потом уже можно будет думать о других действиях. А набрать людей можно информационной и сетевой работой.

Преимущество подобного формата заключается также в том, что нет смысла арестовывать кого-то с целью парализовать работу партии – ввиду высокого уровня децентрализации и наличия структур в эмиграции она продолжит работу даже в случае обнаружения значительного процента её активистов. И это ещё больше снижает риски преследований ввиду слабого эффекта от них.

Организация

К сожалению, у нас не имеется финансовых ресурсов. Поэтому мы не можем позволить себе роскошь создания партии с профессиональными кадрами, даже если бы этого захотели. Однако роскошь создания партии, члены которой ничего не делают, для нас недоступна ещё больше. Поэтому единственный вариант построения партии в этой ситуации – в партии может состоять только тот, кто уделяет определённую часть времени в неделю работе в партии, либо тот, кто платит взносы. Кто не делает этого, исключается из партии минимум на месяц или на усмотрение Этического комитета (он переводится в список потенциальных сторонников). Состоять в партии может также член других партий.

Изначально нам нужны Федеральный чат (куда входят все члены партии) и чаты ячеек. Вступление в Федеральный чат = вступление в партию, соответственно, вступающий должен разделять все пункты партийной программы. Ячейки следует создать для начала в крупных городах (например, в Москве и Санкт-Петербурге) и ячейку в эмиграции. Партия разделена на группы по 5 человек («пятёрки», по аналогии с «тройками» у партии ПСР), из которых формируются областные ячейки. В случае, если в какой-то области (здесь и далее под областью подразумеваем любой город с населением более 100 тысяч человек и относящиеся к нему населённые пункты) людей не хватает для формирования одной пятёрки, то члены партии в этой области ставят перед собой задачу сформировать работающую пятёрку. В каждой области имеется избираемый ячейками координатор, если ячеек больше четырёх – на каждые дополнительные четыре ячейки выбирается по ещё одному координатору.

Концепция киберпартии для социал-демократов
Схема в общих чертах

Устройство руководящих органов партии следующее: двухпалатное Парламентское Собрание, состоящее из Федеральной Палаты и Региональной Палаты. Этот парламент формирует и назначает Исполнительную Коллегию. Выборы в Федеральную Палату проходят раз в полгода следующим образом: в Федеральном чате кандидаты выдвигают свою программу по развитию партии, прикрепляя анонимное голосование с двумя пунктами: «Одобряю» и «Не одобряю». Если больше людей одобряет, чем не одобряет – кандидат выдвигается на выборах. В Федеральной Палате может быть максимум то же число человек, что и в Региональной. В Региональную Палату попадают все координаторы от регионов. Каждые 3 месяца в каждом субъекте в местном чате проводятся выборы координатора (с анонимным голосованием), после чего он автоматически включается в Региональную Палату. Численность Региональной Палаты варьируется в зависимости от количества региональных ячеек. Парламентское Собрание формирует состав Исполнительной Коллегии. Подобное устройство помогает партии лучше привыкнуть и быть готовой к парламентской борьбе. Также, выборность руководящих структур партии — требование абсолютно необходимое. Мало кому будет интересна партия с руководством, которое нельзя выбрать.

В партии можно создавать фракции, платформы, если они не противоречат критериям прогрессивной социал-демократии (о которых позже).

Каждая из «пятёрок» каждые 3 месяца составляет отчёт о своей деятельности за этот период (что было сделано, какие успехи, какие трудности) и отправляет в Аналитический комитет Исполнительной Коллегии.

Исполнительная Коллегия

Исполнительная Коллегия занимается рядом различного рода организационных вопросов, цель которых – расширение партии и её влияния. Она состоит из 7 следующих комитетов: финансовый, медийный, аналитический, юридический, этический, приёмный, технический.

Финансовый комитет – занимается поиском финансирования на нужды партии. Также сюда входит казначей – надёжное лицо, которое хранит финансы партии и выделяет их по требованию Исполнительного Собрания.

Медийный комитет – ведёт сайт и соцсети партии. Создаёт агитматериалы.

Аналитический комитет – составляет предложения по развитию партии на основе изучения опыта других партий. Получает отчёты от всех «пятёрок». Каждые 3 месяца составляет рекомендации для «пятёрок» — чем следует заниматься, предлагает различные варианты на выбор. В случае необходимости отправляет Этическому комитету рекомендации для исключения людей (которые ничем не занимаются) из партии.

Юридический комитет – оказывает юридические советы по делам партии. В свободное от этого время занимается разработкой и совершенствованием проекта Конституции страны и законопроектов на основе программы партии.

Приёмный комитет – занимается обработкой заявок на вступление в партию, формированием «пятёрок», ведёт учёт количества членов партии и их контактов (имеет связь со всеми «пятёрками»).

Этический комитет – принимает решения об исключении из партии. Принимает и рассматривает жалобы об отказе о вступлении в партию. Исключить из партии он может только на основании преступления (хищение, фальсификации выборов и так далее) или несоответствия критериям социал-демократа. В Этический комитет также можно подать жалобу о попытке фальсификации выборов или использовании аппаратных практик (о них чуть позже). Контакты членов Этического комитета должны быть доступны на сайте партии и в описании Федерального чата.

Технический комитет – организовывает мероприятия, съезды, выборы.

В случае необходимости составления или редактирования программы партии создаётся специальная рабочая группа. Исполнение директив Собрания и Коллегии обязательно для членов партии, впрочем, они могут обжаловать их в этическом комитете.

Критерии социал-демократа

Партия должна иметь идентичность. Нам не нужна партия марксистских социал-демократов, нам не нужна партия патриотических социал-демократов. Патриотические социал-демократы могут начать поддерживать войну, захватническую политику, в определённый момент способны начать говорить про «оранжевую угрозу», «бандеровцев» и другие нарративы Кремля. Движение же социал-демократов с включением марксистов уже есть – это ЛевСД. Создавать подобную организацию – значит, во-первых, создавать прямого конкурента ЛевСД, в то время как было бы лучше иметь, с одной стороны, организацию социал-демократов с включением марксистов, а с другой стороны, партию социал-демократов без включения марксистов, чтобы ориентироваться на различные аудитории. В текущей ситуации лучше иметь две организации, привлекающие разную аудиторию и сотрудничающие между собой, а не две идентичные организации, конкурирующие за одну и ту же аудиторию.

Концепция киберпартии для социал-демократов

У марксистов и прогрессивных социал-демократов диаметрально противоположные позиции по одному принципиальному вопросу – отношению к частной собственности. Мы считаем частную собственность обычным инструментом, и даже полезным, причины чего мы объясняли в этой статье. Марксисты же хотят, чтобы частной собственности не было (это одна из фундаментальных основ марксизма). Это разногласие принципиально и всегда будет рождать дискуссии, которые уместны между двумя различными партиями, но совершенно не нужны в рамках одной партии, так как будут мешать согласованной работе, заменяя её на дискуссию там, где она не нужна. Дискуссии по таким вопросам должны проходить с определённой периодичностью, а не значительную часть времени (парализуя тем самым работу партии). Это разумнее реализовывать между двумя партиями, а не внутри одной.

И тот, кто называет это «отсутствием демократии», лицемерит, так как мы не выступаем против того, чтобы демократические марксисты (которые утверждают, что они за парламентскую демократию) имели свою собственную партию. И мы не хотим ни национал-демократов, ни минархистов в нашей партии. Это не значит, что в партии нет демократии. Это значит, что партия не является популистским «биг тентом» для всех, без убеждений и принципов. В партии могут быть разногласия по внешней политике, по вопросу выбора между интернационализмом и безнационализмом, по вопросу выбора между мирным и революционным приходом к власти и так далее. Но существуют вопросы, такие как частная собственность и парламентская демократия, которые являются наиболее атакуемыми. Марксисты пытаются представить «диктатуру пролетариата» как демократию, а мы не можем терпеть, когда диктатуру называют демократией, рабство – свободой, а незнание – силой. Это и приводит к ситуациям вроде знаменитого «или я, или марксизм» Фелипе Гонсалеса.

Концепция киберпартии для социал-демократов
Фелипе Гонсалес

Ещё одна причина – это марксистский жаргон. Людей, посещающих собрания или сидящих в чатах, просто будет отпугивать марксистское наречие с заклинаниями про «капиталистический буржуазный способ производства», «международную рабочую аристократию», «переход к социализму путём подъёма классового сознания пролетариата» и так далее. Автор этих строк неоднократно наблюдал, как собрания организаций с такими обсуждениями недоуменно покидали адекватные люди, потому что не могли слушать этот элитарный «блатной жаргон», который является неуважением к тем, кто на нём не говорит (так как они могут не понимать, что имеется в виду, а понимать им и не надо, так как этот жаргон бесполезен и всё, что объясняется с помощью него, можно объяснить нормальным языком). У нас нет желания наблюдать похожие картины, как и наблюдать уход прогрессивных социал-демократов, которые не желают находиться в одной партии с марксистами, в том числе по вышеуказанным причинам. В итоге мы теряем целевых людей, а вот марксистов оппозиция не потеряет в случае ухода их из СДР – у них есть немало вариантов, куда можно пойти (то же ЛевСД).

Если человек идентифицирует себя как марксиста, он неизбежно будет обращаться к изучению марксистского наследия, немалая часть из которого не просто противоречит социал-демократии, а вредоносна. Если вы хотите, чтобы внутри социал-демократической партии регулярно нападали на саму социал-демократию, на европейских социал-демократов, вплоть до объявления их и вас «агентами буржуазии» — пожалуйста, стройте партию с марксистами, но на деле куда продуктивнее тратить время на что-то более полезное.

В целом не совсем понятно, зачем нужны марксисты в современной социал-демократической партии. Это люди с другим мировоззрением, другими целями. Социал-демократы хотят построить скандинавскую модель, хотят евроинтеграции. Это тяжелейший путь, как восхождение на Эверест. По опыту же автора данной статьи, марксисты чаще всего не хотят идти в Евросоюз, потому что их не устраивает его модель, не хотят идти в НАТО, потому что он им не нравится, не хотят идти к скандинавской модели, потому что она не идеальна. Они не хотят идти с нами на Эверест, они хотят идти на гору Олимп на Марсе. И им бесполезно объяснять, что они бы сначала на Эверест поднялись, что нет пока условий, чтобы подниматься на горы на Марсе, что когда эта база будет, уже возможно и не эта гора станет самой высокой целью. Они этого не хотят слушать. Это другие люди. Пока мы будем подниматься на Эверест, они будут жаловаться, что зря мы пошли, что всё это бесполезно, что нужно пойти назад и готовиться к горам на Марсе. И не дойдёт никто. Нам нужно выбрать — либо путь к Европе, к скандинавской модели, либо марксисты в партии.

Кроме того, есть вероятность того, что марксисты будут тащить в партию коммунистов, борцов с западом и других любителей диктатур (чтобы усилить своё влияние в партии). Марксисты систематически занимаются энтризмом. Они вступают в движения, и постепенно выворачивают всё наизнанку. Сайт Marxist.news прямо признаёт: «энтризм – это тактика с которой чаще всего в принципе ассоциируют троцкистские организации… В 30-е годы Троцкий предложил тактику энтризма, как способ преодоления изоляции и слабости троцкистских сил посредством фракционного вхождения в массовые реформистские организации»7. Большая российская энциклопедия отмечает, что чаще всего жертвами троцкистского энтризма становятся коммунистические и социал-демократические партии8. Некоторые из большевистских методичек дают следующие директивы: «Даже во время «мирного» развития для партии является весьма важным своевременное получение секретного и полусекретного характера сведений о решениях руководящих органов враждебных ей партий, особенно социал-демократической»9. Свидетельствует Marxist.com:

В 1975 году МИ-5 провело «широкомасштабное расследование» «масштабов подрывного проникновения и влияния в Лейбористскую партию»; и в этот момент секретные службы заметили растущую силу тенденции «Милитант».
Спецслужбы были встревожены растущим влиянием «Милитант» внутри Лейбористской партии:

«Троцкистский энтризм»… в окружные отделения (ОО) лейбористской партии представляет прямую угрозу для некоторых депутатов и, следовательно, для способности депутатов Парламента от Лейбористской партии противостоять подрывному давлению на Партию и внутри Партии в целом».

По его оценкам, троцкистское влияние имело место в 9 ОО, в которых действующий член Парламента от лейбористов рисковал своим местом, также наблюдалась некоторая степень троцкистского влияния ещё в 67 ОО. Кассимерис и Прайс заключают, что значительно:

«Это был первый раз, когда … МИ-5 считала, что троцкизм представлял значительную опасность не только для существующей политической партии, но и, поскольку лейбористы в то время находились у власти, потенциально даже для британского государства».

<…>

«Милитант смогли вырасти и получить значительное влияние не только благодаря слабым дисциплинарным процедурам в Лейбористской партии, но и благодаря самоотверженности её членов и сильной внутренней дисциплине – характеристике, которой не хватало большинству других троцкистских групп10.

Как видим, даже в случае, если с энтризмом удастся справиться на первых порах, в будущем возможно столкновение с очень организованными и массированными случаями. Тем более, текущий опыт построения партии, который осуществляем мы в данный момент, показывает, что многие российские социал-демократы всё ещё не освобождены от симпатий к коммунизму, от химер вроде отказа от частной собственности, от экономического детерминизма. Уже наблюдаются попытки энтризма:

Концепция киберпартии для социал-демократов
Пояснение: под «левыми» здесь имеются в виду различного рода латентные коммунисты, под «правыми» — противники неэффективных экспериментов в экономике

А прогрессивных социал-демократов слишком мало, и практически любая их попытка создать своё движение будет сопровождаться наплывом марксистских социал-демократов. Чтобы защитить партию от энтризма и возможных массовых вступлений людей, которые и вовсе не являются социал-демократами, нужно, чтобы они соответствовали идентичности партии. Какая идентичность нам нужна? Современной, прогрессивной социал-демократической партии европейского типа. Поэтому документ, одобрение которого обязательно для входящего в партию, должен обязательно содержать чётко сформулированное прямое указание на немарксистскую природу партии, наподобие следующего утверждения:

«Мы – партия немарксистских социал-демократов. Мы последовательные антифашисты, антикоммунисты, антиавторитаристы. Гуманистические ценности для нас важнее «государственных интересов».

Соответственно, если человек не считает себя социал-демократом (например, если он где-то заявил об этом) – это повод для исключения из партии. Необходимо также исключать из партии в следующих принципиальных случаях:

  1. Человек не считает парламентскую демократию предпочтительной формой правления;
  2. Человек считает государство «аппаратом принуждения и/или ограбления», даже если оно демократическое (здесь мы рассматривали, почему это неверно);
  3. Человек считает, что развитые страны богаты за счёт «грабежа». Такие кадры никогда не построят ни успешной страны, ни успешной партии, а будут искать виноватых в своих неудачах;
  4. Человек выступает за «широкую левую», а не за концепцию «широкой коалиции»;
  5. Человек считает альянс НАТО «инструментом империализма». Пока практика показывает, что отношение к НАТО является надёжным мерилом политической адекватности;
  6. Человек неверно отвечает на вопрос «Чей Крым?». Если вопрос об отношении к НАТО помогает отсечь симпатизантов нищих диктатур, то данный вопрос так же действенно помогает отсечь ватников.

Также важно, чтобы человек идентифицировал себя как антикоммунист, антимарксист, антиавторитарист, антифашист, антирасист. Иногда очевидно, подходит ли человек под эти требования, но бывают случаи, когда, к примеру, человек говорит товарищам по партии одно, чтобы избежать исключения, а за глаза говорит другое. И находится в партии для того, чтобы тянуть её в «широколевость» и марксизм, а не для того, чтобы развивать её. В этих случаях решать должен этический комитет.

Некоторые важные аспекты полученного опыта

Первый негативный опыт, полученный нами в ходе создания партии – это стремление к применению «аппаратных практик». Под этим подразумевается прежде всего принятие решений кулуарным путём, в обход общего чата. Должно быть запрещено оказывать влияние на голосования путём призыва проголосовать за нужный вариант в личном общении (или в личных сообщениях социальных сетей). Аргументы «за» и «против» следует приводить и обсуждать публично, для прозрачной и открытой дискуссии. Для этого существуют общие чаты. Когда человек пишет товарищу по партии в личку – этим самым оказывается давление, так как человеку может быть неудобно отказать, он может не захотеть «портить отношения», конфликтовать или ему просто лень объяснять, почему он не хочет голосовать «нужным» образом. В защиту «аппаратных практик» приводится иногда тот довод, что другая сторона тоже может использовать давление, но другой стороне или симпатизирующим ей это может быть неприемлемо по этическим соображениям, и получается, что перевес идёт в пользу стороны, использующей такие практики. К тому же, если человеку будут писать две стороны с требованиями проголосовать за разные варианты, ему может не понравиться такое давление, может не понравиться возможность «испортить отношения» с одной из сторон в любом случае, что не влияет положительно на его желание остаться в партии.

Второй негативный опыт касается привлечения «медийных» персон. В движении существует точка зрения, что в партию необходимо привлекать людей, которые обладают определённым уровнем известности, чтобы о партии узнала их аудитория и чтобы о партии могли узнать через выступления этих людей в СМИ. Звучит разумно, если не принимать во внимание деталь – таковых людей с прогрессивными социал-демократическими взглядами в России практически нет (сюда возможно отнести разве что, может быть, Николая Кавказского). В этих условиях предлагается приглашение людей, не вполне соответствующих критериям прогрессивной социал-демократии – демократических марксистов, патриотических социалистов и так далее. Эта точка зрения неверна по следующим причинам.

Концепция киберпартии для социал-демократов
Николай Кавказский

Во-первых, приглашение подобных персон отпугивает людей, которые являются немарксистскими социал-демократами. Последние думают, что это очередной марксистский проект, замаскированный под социал-демократию, что, конечно, не вызовет интереса. Во-вторых, высказывания людей такого формата могут отпугнуть нашу реальную целевую аудиторию ещё больше. К примеру, на старте инициативы сторонниками «привлечения медийных» предполагалось приглашение Бориса Кагарлицкого. Кагарлицкий – личность известная, и популярности бы партии добавил. Но какой была бы эта популярность? Не секрет, что в рядах его аудитории присутствуют даже сталинисты. И не исключены были бы попытки прихода таких людей. В «Рабкоре» Борис Юльевич всегда вёл «широколевую» политику. То есть у него пишут статьи и порой люди, настроенные откровенно враждебно по отношению к социал-демократии. Чтобы рассчитывать, что он будет вести себя как-то по-другому внутри партии СДР, нужны какие-то убедительные основания.

Кроме того, к примеру, после смерти Михаила Горбачёва Кагарлицкий в паблике «Рабкора» выступил с заявлением, где написал, что Перестройка была «неадекватной попыткой повторить и продолжить хрущёвскую Оттепель», а деятельность бывшего генсека резюмировал следующим образом: «Предал, не сознавая, что совершает предательство, проиграл, так и не поняв, в какую игру играет»11. Подобные высказывание в канве советского мифа о «предателе Горбачёве» от члена СДР бросили бы тень на всю организацию, формировали бы для организации имидж симпатизантов просоветски настроенных реакционеров. И это лишь одна из возможных проблем. Вот к чему приведёт политика «привлечения медийных» без учёта их политической позиции. К тому же, учитывая высокий авторитет таких лиц и наличие немалого количества сторонников, легко спрогнозировать, что именно они вскоре станут доминировать в партии, что означает её полную переориентацию под их взгляды, а не их переориентацию под наши.

Целью партии прогрессивных социал-демократов должно быть привлечение немарксистских социал-демократов – им некуда идти, а у марксистских есть ЛевСД. В случае же ориентации партии на принятие марксистов мы таких людей потеряем, и они снова останутся незадействованными в политической жизни России. А партия снова станет очередным failed проектом, небольшой сектой, чья деятельность будет ограничиваться спорами о том, что имел в виду Маркс. Это будет хоть и опыт, но неудачный опыт. Популярности среди «левоцентристов», среди левых демократов привлечение марксистских политиков не принесёт. А значит, основная цель партии будет не выполнена. Поэтому не надо искать «лёгких» путей, наш путь будет трудным и долгим, к этому надо быть готовым и отдавать себе в этом отчёт. Создание партии и так идёт с опережением графика – лично автор этих строк рассчитывал, что оно начнётся не ранее 2025 года. Нам нужны не люди, которые подстраиваются под ситуацию, а люди, которые перестраивают ситуацию. Поэтому нам придётся воспитывать кадры самим.

Итог

Задача партии такого типа – создать широкую и разветвлённую сеть кадров для создания будущей легальной Социал-демократической партии, после краха авторитаризма. Это также создание достаточного количества агитационного материала, а также подготовка программы действий (а возможно, и других документов – к примеру, Основного закона). Либо же, при наборе определённого количества людей, можно будет начать организовывать протестные акции. Даже если нас будет небольшое количество людей, при должном уровне организации и настроя можно будет сделать немало. Начинать работу по создании партии можно будет тогда, когда будет сформирован приёмный комитет. Первоочерёдной задачей будет также правильно определиться с должностью казначея.

Источники

  1. Минюст вновь отказался регистрировать партию Навального // Радио Свобода (www.svoboda.org). 27 мая 2019 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.svoboda.org/a/29965717.html (дата обращения: 18.09.2022).
  2. Helen Margetts. The Cyber Party // Paper to workshop «The Causes and Consequences of Organisational Innovation in European Political Parties», ECPR Joint Sessions of Workshops, Grenoble, 6-11 April 2001. — p. 9.
  3. Партии и выборы: Хрестоматия/ РАН. ИНИОН. Центр социальных научно-информационных исследований. Отдел политической науки, отдел правоведения. Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД РФ; Отв. ред. и сост. Г.Н. Андреева, Н.В. Анохина, Е.Ю. Мелешкина – Ч.2. — 176 с. — М.: ИНИОН, 2004. — с. 62.
  4. Политические сети: Теория и методы анализа: Учебник для студентов вузов / Л.В. Сморгунов, А.С. Шерстобитов. — 320 с. — М.: Издательство «Аспект Пресс», 2014. — с. 241.
  5. Там же, с. 247.
  6. Hungary — National parliament voting intention // POLITICO (www.politico.eu). [Электронный ресурс]. URL: https://www.politico.eu/europe-poll-of-polls/hungary/ (дата обращения: 18.09.2022).
  7. Четвёртый интернационал: общая история политической борьбы (+видео) // Официальный сайт Марксистской тенденции (marxist.news). [Электронный ресурс]. URL: https://marxist.news/longrides/istoriya/chetvjortyj-internatsional-obshchaya-istoriya-vneshnej-i-vnutrennej-politicheskoj-borby/ (дата обращения: 18.09.2022).
  8. Интернационал 4-й // Большая российская энциклопедия. Том 11. Москва, 2008, стр. 446. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/world_history/text/2014571 (дата обращения: 18.09.2022).
  9. А.Ю. Нейберг. Вооружённое восстание. — 212 с. — Москва, Ленинград: Государственное социально-экономическое издательство, 1931. — с. 172.
  10. Стив Джонс. Как британское государство стало рассматривать Милитант как «угрозу национальной безопасности» / Перевод подготовил И. Андреев // In Defence of Marxism (www.marxist.com). 27 января 2022 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.marxist.com/2022-01-27-10-06-49.htm (дата обращения: 18.09.2022).
  11. О Горбачеве // Рабкор, ВК (vk.com). 31 августа 2022 года, 10:57. [Электронный ресурс]. URL: https://vk.com/wall-48246439_74505 (дата обращения: 18.09.2022).

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Больше статей – в разделе "База знаний"