Социал-демократы и государство

Социал-демократы и государство

Этой статьёй мы оппонируем сразу трём движениям: марксистам, левым анархистам и либертарианству. Что объединяет эти маргинальные движения, что делает их маргинальными, что обрекает их оставаться маргинальными в нормальной ситуации, не связанной с чрезвычайными общественными потрясениями? Очень многие факторы, один из этих факторов - отношение к государству.

В марксистской традиции принято считать, что на определённом этапе экономического развития государство должно «отмереть» (Фридрих Энгельс писал в «Анти-Дюринге», что при социализме «вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает… Государство не «отменяется», оно отмирает»1), как будто государство – это биологический объект, а не политический. Выступают за упразднение (либо постепенную отмену) государства так или иначе также сторонники анархических или либертарианских теорий. Например, в своём классическом труде «Государственность и анархия» Михаил Бакунин утверждал, что всякое государство порождает деспотизм и рабство, и пролетариат, овладев им, должен его немедленно разрушить2. А на сайте Либертарианской партии России на странице с объяснением идей либертарианства написано, что государство – это «великая фикция» и что оно неэффективно, а значит, его следует либо минимизировать, либо устранить3.

В результате всего этого читатель мог слышать многочисленные шутки на тему того, «как будут работать суды при анархо-капитализме». Эти шутки актуальны и по отношению к другому безгосударственному строю – коммунизму. Эта статья покажет, почему марксизм, анархизм и либертарианство предлагают вместо развития повернуть вспять объективные процессы, лишив общество хоть и несущего в себе опасность, но всё же полезного и эффективного инструмента.

Что такое государство

Как отмечает Большая российская энциклопедия, наука и международное право до настоящего времени не располагают единым и общепризнанным определением понятия «государство». В самой энциклопедии написано, что это «политико-территориальная суверенная организация публичной власти, имеющая специальный аппарат управления и принуждения, способная делать свои веления обязательными для населения всей страны»4. Согласно словарю Ожегова, одно из определений государства – «основная политическая организация общества, осуществляющая его управление, охрану его экономической и социальной структуры»5. Так раскрывает вопрос энциклопедия Britannica:

Государство – политическая организация общества, или, в более узком смысле, институты правительства. Государство – это форма человеческого сообщества, отличающаяся от других сообществ своим предназначением, установлением порядка и безопасности; методы этой формы, законы и их исполнение; её территория, территория её юрисдикции или географические границы; и, наконец, её суверенитет. Государство, в самом широком смысле, состоит из соглашения между отдельными лицами относительно средств разрешения споров в форме законов6.

Наконец, социологический словарь, на наш взгляд, наиболее объективно раскрывает определение термина. Государство — это совокупность управляющих определённой территорией институтов, которая обладает способностью создавать законы, регулирующие поведение людей в пределах данной территории, и поддерживается за счёт доходов от налогообложения7.

Функции государства

Самая первая и основная функция государства, которая вытекает даже из его определений – это обеспечение и поддержание принципа верховенства права. Если государство плохо справляется с этой задачей, можно констатировать, что оно некомпетентно и несостоятельно. В обеспечение и поддержание принципа верховенства права входят разработка и совершенствование законов, а также обеспечение работы судебной и правоохранительной систем таким образом, чтобы они соответствовали принципу равноправия, понятиям о справедливости (эти вопросы мы разбирали ранее) и эффективно защищали граждан государства от проявлений несправедливости.

Вторая функция – это создание, поддержание и развитие социальной инфраструктуры. Как известно, инфраструктура – это совокупность специфических форм, методов и процессов, а также сооружений, зданий, всевозможных коммуникаций, обеспечивающих общие условия и нормальное функционирование экономической, социальной, экологической и других областей жизнедеятельности общества, его воспроизводства и развития8. Если выражаться проще, к социальной инфраструктуре можно причислить автомобильные дороги, детские площадки, уборку города, общественный транспорт и так далее.

Третья функция – обеспечение и защита демократических институтов. Как отмечает учебник «Основы социальной демократии», демократия нуждается в сильном обществе (государстве), способном обеспечить всем его членам возможность участия в общественных процессах9. Эта функция непосредственно связана с первой. Представительная демократия невозможна без государства, так как формируемые выборами представительные органы и составляют в том числе ту часть институтов, которая создаёт законы в соответствии с приведённым нами выше определением государства.

Четвёртая функция – это определение и проведение стратегии экономического развития страны. Путём перераспределения капиталов, государственных инвестиций, кредитной политики государство направляет экономику в правильное или неправильное русло, осуществляя разработанную стратегию экономического развития. Эта стратегия может привести к процветанию страны, а может и к застою или отставанию.

Пятая функция – социальное обеспечение. Государство может обеспечивать своим гражданам пенсии по возрасту и инвалидности, бесплатное образование и медицинскую помощь, осуществлять финансовую помощь пострадавшим при катаклизмах и так далее. Мы писали подробнее об этом в статье про социал-демократическую экономику.

Шестая функция – охрана от внешней угрозы. Государство должно вести внешнюю политику и создавать армию таким образом, чтобы в случае военной агрессии со стороны соседних государств граждане понесли минимальные потери. Правда, некоторые государства считают себя вправе осуществлять военную агрессию с целью приобрести от этого выгоду.

Седьмая функция – защита экологии и проведение такой политики, которая бы способствовала сохранению природы и соответствию страны высоким экологическим нормам.

Разумеется, основная из функций государства – обеспечивать баланс между семью основными вышеуказанными функциями. На это и идут средства со сбора налогов или других источников государственного дохода.

Причём, как отмечает известный экономист, профессор Кембриджского университета Ха-Джун Чанг, на этом функции государства не заканчиваются. Их может быть довольно много:

В настоящее время правительство производит огромный ассортимент продуктов: оборона, правопорядок, инфраструктура, образование, научные исследования, здравоохранение, пенсии, пособия по безработице и уходу за ребёнком, уход за престарелыми, социальные пособия для бедных людей и поддержка культуры (например, содержание музеев и национальных памятников, субсидии национальной киноиндустрии). Список можно продолжать10.

Ха-Джун Чанг - Как устроена экономика

Практика отмирания и отсутствия государства

Пока что мировая практика показывала, что там, где шли процессы по ослаблению государства, близкие к его отмиранию, они приводили к катастрофе для общественной жизни. Известные экономисты Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон писали, что сильное и централизованное государство является одним из институтов, которое обеспечивает базу для развития других институтов, хотя оно может использоваться в двух направлениях – либо для построения экстрактивных институтов, что приводит к обогащению элит и нищете остального населения, либо для построения инклюзивных институтов, что приводит к экономическому процветанию (подробнее об институтах мы писали здесь). Те человеческие сообщества, которые обходились вообще без централизованного государства, не добивались должного развития институтов как таковых, и поэтому были вытеснены обществами с сильным и централизованным государством. Отсутствие такого верховного арбитра обычно приводит к столкновениям между группировками и кланами, порой вооружёнными.

Важную роль играет и в достаточной степени централизованное и сильное государство. Особенно отчётливо это видно при сравнении с такой восточноафриканской страной, как Сомали. Как мы увидим далее, политическая власть в Сомали была долгое время распылена между различными группировками. В ситуации, когда нет ни одного игрока, достаточно сильного, чтобы контролировать остальных и решать, что они могут делать, а что не могут, общество разделяется между непримиримыми кланами, и ни один из них не может стать доминирующей силой. Власть каждого клана ограничена только силой другого. Такое распределение власти в обществе ведёт не к появлению инклюзивных экономических институтов, а к хаосу, неизбежному в отсутствие минимальной политической и, следовательно, государственной централизации. Государство не может обеспечить минимальный уровень порядка, необходимый для развития экономики и торговли, или даже элементарную безопасность граждан.

Макс Вебер, с которым мы уже встречались в предыдущей главе, дал самое знаменитое и широко признанное определение ключевого признака государства — «монополизации легитимного физического насилия» в обществе. В отсутствие такой монополизации плюс некоторого уровня централизации, который эта монополизация влечёт за собой, государство не может выполнять свою функцию по поддержанию законности и порядка, не говоря уже о предоставлении общественных благ и поддержке и регулировании экономической активности. Когда государство не может достичь минимально приемлемого уровня политической централизации, общество рано или поздно погружается в хаос, как это произошло в Сомали11.

Дарон Аджемоглу, Джеймс Робинсон - Почему одни страны богатые, а другие бедные

Также авторы рассматривают пример двух соседних африканских племён – леле и бушонгов – которые располагали сходными культурными и географическими условиями, но при этом бушонги были значительно богаче леле, сумели освоить более сложные технологии и пользоваться ими, а также добились куда более значимых успехов в области правопорядка, в отличие от леле, для которых даже поход в соседнюю деревню в одиночку зачастую грозил нападением или похищением. При этом до 1620 года, когда человек по имени Шиам возглавил революцию и объединил бушонгов, жизнь последних практически не отличалась от жизни леле. Шиам и его последователи создали бюрократию для сбора налогов, систему законов и полицию, нужную для того, чтобы подданные подчинялись закону. Тем не менее Шиама и его наследников никто не избирал, поэтому успехи их политики были заметны лишь на фоне их соседей, не обладавших централизованным государством12. Что же касается процессов отмирания государства, то один из немногих известных исторической науке наблюдался в цивилизации майя. Вот как описывают его Аджемоглу и Робинсон:

Эта история характерна для заката цивилизации майя: политические институты, в своё время обеспечившие условия для развития торговли и сельского хозяйства, для роста населения, вдруг прекратили своё существование, причём внезапно… И как только рухнули политические институты, процесс централизации государства обратился вспять, разразился экономический кризис и население начало быстро сокращаться.

<…>

Имеющиеся у нас археологические данные не дают определённого ответа на вопрос о том, почему кухуль-ахавы были свергнуты, почему окружающая их элита потеряла власть, а политические институты, лежавшие в основе классического периода цивилизации майя, рухнули. Мы знаем, что это было как-то связано с возросшим уровнем насилия внутри самих городов. Правдоподобной кажется версия о том, что в городах появилась оппозиция (возможно, в виде какой-то группировки внутри самой элиты) и начались междоусобные распри.

Хотя экстрактивные институты позволили городам майя достичь известного уровня процветания, а элите — разбогатеть и получить возможность строить грандиозные сооружения и создавать уникальные художественные ценности, система оказалась нестабильной. Экстрактивные институты, обогащавшие узкий слой элиты, создавали огромное неравенство и, что ещё важнее, обостряли борьбу за контроль над ресурсами между противоборствующими группировками. Этот конфликт в конце концов привёл цивилизацию майя к закату13.

Дарон Аджемоглу, Джеймс Робинсон - Почему одни страны богатые, а другие бедные

Резюмируя своё исследование о причинах богатства стран, Аджемоглу и Робинсон сообщают, что имеются несколько очевидных факторов, при которых повышается вероятность того, что процесс расширения прав, необходимый для процветания, начнётся. К ним относится наличие определённого уровня централизации государственной власти (чтобы успех общественных движений, бросивших вызов существующему режиму, не привёл к немедленной анархии)14.

Номинант Пулитцеровской премии, лауреат Премии Джорджа Полка, журналист Мэтт Хонгольц-Хетлинг написал также книгу «A Libertarian Walks Into a Bear: The Utopian Plot to Liberate an American Town (And Some Bears)»15. В ней описан реальный случай, как в начале 2000-х годов множество либертарианцев переселилось в город Графтон в рамках проекта Free State Project, чтобы устроить там свободу от государства и продвигать законы свободного рынка в судах и городских собраниях. Им удалось сократить и без того небольшой годовой бюджет города в 1 миллион долларов на 30 процентов. Как отмечает Хонгольц-Хетлинг, стали множиться выбоины в асфальте, участились бытовые конфликты, возросло количество насильственных преступлений, муниципальные работники начали отключать свет, а надёжный рэндианский частный сектор на смену государственным услугам так и не пришёл. Кроме того, сам журналист узнал о Графтоне, наблюдая за заголовками о нападениях медведей на людей и домашние хозяйства, отметив невероятный их всплеск в Графтоне. При изучении выяснилось, что некоторые жители города свободно кормили медведей, так как регуляция этих действий, как и защиты от медведей, отсутствовала на практике. Тем временем либертарианцы обвиняли друг друга в этатизме и неправильном либертарианстве, а люди, боявшиеся нападения медведей, начали ходить с оружием по улицам.

Между тем, мечты многочисленных либертарианцев заканчивались по-разному — у кого-то драматично, а у кого-то тихо. Предприятие по развитию недвижимости, известное как Grafton Gulch (названное в честь диссидентского анклава из «Атлант расправил плечи» Эйн Рэнд), пошло на дно. Пастор Джон Коннелл так и не смог добиться освобождения от налогов, он разорился, и оказался не в состоянии оплатить электричество в церкви. Посреди суровой зимы он отапливал церковь свечами, а затем погиб при пожаре. Адам Франц бросил свою коммуну выживальщиков, которая вскоре обнесла себя стеной, подобно тюремному комплексу, видимо, чтобы лучше наслаждаться Свободой. А Джон Бабьярц, бывший инаугуратором проекта, стал мишенью для неустанного очернения его бывшими идеологическими соратниками, которые не оценили его этатистский отказ позволить им наслаждаться незащищённым пламенем в весьма пожароопасный полдень16.

Процесс ослабления институтов государства, который, вероятно, можно было бы наблюдать и при их отмирании, мы наблюдали в некоторых странах постсоветского пространства в 1990-е годы. Например, бывший президент Грузии и экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили говорил по поводу возможностей украинских властей, что «у государства нет ресурсов, потому что, по большому счёту, на Украине нет государства, нет государственных институтов»17. Кандидат экономических наук Мария Снеговая подтверждает, что для стран постсоветского пространства слабость государства оказалась особенно актуальной проблемой18. В 1997 году президент РФ Борис Ельцин писал Федеральному собранию:

В 1992 году у России был единственный путь спасения экономики от краха: довериться энергии экономической свободы. Однако из-за слабости власти, недостатка умения и ошибок побочные явления не замедлили сказаться. Рыночные отношения захватили сферы, для них противопоказанные. Когда «свободная купля – продажа» распространяется на принятие законов, действия чиновников, решения судов, это не только безнравственно, но смертельно опасно для общества и государства.

Эффективное рыночное хозяйство — это не только свобода частной инициативы, но и строгий правовой порядок, единые, стабильные и неукоснительно соблюдаемые всеми правила экономической деятельности. Задача государства — установить эти правила и обеспечить их выполнение.

<…>

Чеченский кризис выявил наши общие проблемы: слабость новых государственных институтов, разобщённость власти и общества перед лицом реальных угроз19.

Почему отмирание государства нерационально

Как мы уже отмечали в своих статьях, люди обладают разными мыслями и взглядами, часть из них является эгоистичной и это следует принять, как данность. Попытки убрать эгоизм из человеческой природы приведут, скорее всего, к тоталитаризму и не решат проблему. И если сохраняется эгоистичная часть людей, то логично ожидать, что в безгосударственном обществе она постарается воспользоваться отсутствием этого инструмента подавления и добиться экономической выгоды за счёт использования организованного насилия. Эта логика подтверждается вспышками насилия после падения кухуль-ахавов или разгулом бандитизма в России 1990-х годов20. Кроме того, отсутствие государства делает возможным создание монополий (мы это рассмотрели в отдельном материале). Влиятельная монополия может позволить себе создать и содержать вооружённую организацию для защиты своих интересов. И тогда антиутопия из второй части трилогии «Назад, в будущее» не будет выглядеть чем-то неосуществимым:

В случае отмирания государства также не совсем понятно, кто возьмёт на себя исполнение обозначенных нами функций государства и почему он их будет выполнять. Анархо-капиталисты считают, что собственность даже над инфраструктурой должна стать частной (так, Дэвид Фридман в «Механике свободы» пишет, что «существуют практические трудности с передачей существующей системы государственных улиц и автомагистралей в частные руки»21). Это создаст особое положение для тех, в чьи руки попадёт необходимая для нормальной жизни инфраструктура, не имеющая адекватной альтернативы или альтернативы вообще – например, мосты или водоснабжение. Их владельцы получат возможность устанавливать цену выше адекватной стоимости, что может привести к конфликтам вплоть до вооружённых столкновений (тот же Фридман признаёт, что даже между правоохранными агентствами неизбежны будут конфликты22). Также непонятно, какая сила будет защищать от картельных сговоров, кто будет гарантировать, что частные армии не будут осуществлять рэкет и так далее.

Социал-демократы и государство

Если не будет государства, кто заставит соблюдать законы (в том числе платить налоги) крупный капитал, преступные группировки и вооружённые группы людей?

У левых же вообще нет чёткого представления о том, каким будет безгосударственное устройство. Обычно альтернативой видится система прямой демократии, однако мы разбирали, почему представительная демократия является гораздо более эффективной и эгалитарной. Некоторые предполагают заменить государство системой советов, а естественные монополии передать рабочим коллективам. Однако в этом случае непонятно, кто будет регулировать рост неравенства между городами и рабочими коллективами, и кто, опять же, будет верховным арбитром в конфликтах. Ха-Джун Чанг отмечает, что без общего консенсуса, который обеспечивает государство, мало кто будет мотивирован по своей воле инициировать выполнение тех функций, которые сегодня выполняет государство:

В общественные блага включаются дороги, мосты, маяки, системы защиты от наводнений и другие объекты инфраструктуры. Если вы можете ездить по дороге, не заплатив за её строительство, почему вы как владелец автомобиля должны добровольно отдавать деньги на прокладку ещё одной дороги? Маяк не блокирует выборочно свой свет для вашего корабля, потому что вы не внесли вклад в его строительство и содержание, выходит, любой владелец судна может позволить другим платить за него и продолжать пользоваться маяком.

Итак, если вы можете свободно переложить обязанность платить за общественные блага на других людей, у вас нет стимула платить добровольно. Если же каждый начнёт думать подобным образом, никто не станет за них платить, а это означает, что общественные блага исчезнут вообще. В лучшем случае крупные потребители будут обеспечивать недостаточное количество таких благ, потому что им выгоднее позволить другим пользоваться ими, чем не иметь их вообще. Большая компания, ведущая в своей области, может построить дорогу и позволить пользоваться ею бесплатно, если отсутствие дороги обойдётся слишком дорого её бизнесу. Впрочем, даже в этом случае пропускная способность дороги определяется потребностями компании, а не общества; стало быть, с общественной точки зрения она может быть неоптимальной. Поэтому широкое признание получило мнение, что достаточно общественных благ создаётся только в том случае, если правительство облагает налогом всех потенциальных пользователей (что часто означает всех граждан и жителей города) и употребляет полученные средства, либо самостоятельно предоставляя общественные блага, либо нанимая поставщика для их обеспечения23.

Ха-Джун Чанг - Как устроена экономика

Если в анархических теориях ослабление государства ведёт к отсутствию подавления и угнетения, то в реальной практике оно ведёт к ухудшению выполнения названных нами семи общественных функций государства, которые осуществляются последним, и к угрозе перед организованной преступностью. Заблуждения сторонников упразднения государства связаны с тем, что они ошибочно понимают суть государства как инструмента подавления элитами всей остальной части граждан. При становлении экстрактивных институтов оно действительно служит инструментом подавления и угнетения, однако при становлении инклюзивных институтов выполняет важные и полезные общественные функции. Поэтому если в обществе существует экстрактивное государство, это не значит, что от государства следует отказаться – это значит, что государство следует менять.

Глупый человек, порезавшись ножом при нарезке овощей, может решить, что нож – это зло, и откажется от его использования. На самом же деле проблема не в ноже, а в том, что этот человек не умеет им пользоваться. Умный человек будет учиться нарезать овощи правильно. Анархисты, марксисты и либертарианцы, считая, что государство должно быть упразднено, тем самым показывают, что они не умеют им пользоваться, не знают, как заставить его работать во благо общества и особо не хотят знать. Вряд ли имеет смысл доверять таким движениям государственную власть. Ха-Джун Чанг констатирует, что сегодня «ни одна серьёзная экономическая теория не утверждает, что правительство следует полностью ликвидировать»24. И если кто-то утверждает, что государство — это зло, здесь используется такая же логика, как когда на основании каких-либо техногенных катастроф кто-то утверждает, что наука — это зло.

Государство также является инструментом, способным сдерживать рост неравенства, перераспределяя капиталы за счёт налогообложения и выравнивания бюджетных потенциалов регионов. В случае отсутствия государства не совсем понятно, кто будет устанавливать единые для всех правила и контролировать их исполнение, кто будет регулировать рост неравенства между гражданами и регионами.

Государство и его проблемы

Как мы уже упомянули, в случае выстраивания экстрактивных институтов государство превращается в инструмент подавления широких масс и обогащения элит, действительно принимая тот почти демонический образ, который ему приписывают антигосударственные движения. Например, в марксизме государство считается инструментом господствующего класса для подавления остальных классов («государство есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим»25). Это верно, но лишь для тех стран, где слабы инклюзивные институты и низок уровень демократии. Как отмечает Чанг, «много правительств нанесли ущерб экономике своих стран, иногда даже катастрофический. Тем не менее государство по-прежнему самая мощная организационная технология, изобретённая человечеством, а значит, достичь значительных экономических (и социальных) изменений без него очень непросто»26.

В таких же странах, как страны Скандинавии, государство является, напротив, гарантом демократии и высокого уровня жизни – тяжело говорить о подавлении и угнетении там, где широкие массы хорошо обеспечены материально и располагают широкими свободами. Например, в Швеции средняя зарплата пожарного в 2019 году составляла 32800 крон в месяц (примерно 3730 долларов), а учителя начальной школы – 35200 крон в месяц27 (примерно 4000 долларов, в то время как средняя зарплата учителей в России составляла 40 тысяч рублей в месяц28, то есть немногим больше 500 долларов). Большинство жителей многих стран, в том числе и в России, мечтали бы о таком «угнетении». Но, как правило, государство является инструментом угнетения именно в таких странах, а не само по себе. И возможность построения экстрактивных институтов, их наличие и чрезвычайная сложность в их демонтаже являются основной проблемой государства.

Вторая проблема государства заключается в том, что при наличии государственного сектора экономики порой бывает трудно заставить его работать эффективно. Однако государственный сектор и национализация – это тема, которую следует рассматривать отдельным материалом.

Как решаются проблемы, которые может создавать государство? Необходимая база для того, чтобы сделать возможным решение проблем – это создание институтов демократии, которые мы описывали в этой статье. Сами по себе они ещё не являются гарантией выбора правильного вектора, так как в выборах могут побеждать разные силы, в том числе неэффективные либо такая политическая сила, которая демонтирует демократические институты. Однако без демократии решение проблем государства невозможно.

Итог

Мы можем резюмировать, что сегодня требования отмирания или упразднения государства являются нерациональными и нереалистичными, и крайне трудно представить жизнеспособный сценарий реализации этих требований в будущем, поэтому прогрессивные социал-демократы вряд ли могут поддерживать эти требования, и не могут включать их в свои идеологические и программные документы. Государство необходимо не упразднять, его следует контролировать инструментами демократии и как можно более широким участием масс в его деятельности.

Источники

  1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 20. — 827 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. — с. 292.
  2. М.А. Бакунин. Избранные сочинения, том 1. — 320 с. — Петербург: Книгоиздательство «Голос труда», 1919. — с. 295-296.
  3. Либертарианство // Либертарианская партия (libertarian-party.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://libertarian-party.ru/libertarianism (дата обращения: 26.10.2020).
  4. А.С. Автономов, В.А. Попов. Государство // Большая российская энциклопедия. Том 7. Москва, 2007, стр. 542-545. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/ethnology/text/2373590 (дата обращения: 26.10.2020).
  5. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. — 4-е изд., дополненное. — 944 стр. — М.: ООО «А ТЕМП», 2006. — с. 141.
  6. State // Encyclopaedia Britannica (www.britannica.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.britannica.com/topic/state-sovereign-political-entity (дата обращения: 26.10.2020).
  7. Н. Аберкромби. Социологический словарь: Пер. с англ. / Н. Аберкромби, С. Хилл, Б.С. Тёрнер; под ред. С.А. Ерофеева. — 2-е изд., перераб. и доп. — 620 с. — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2004. — с. 92.
  8. А.А. Ткаченко. Инфраструктура // Большая российская энциклопедия. Том 11. Москва, 2008, стр. 499. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/economics/text/2016338 (дата обращения: 26.10.2020).
  9. Тобиас Гомберт, Юлия Блезиус, Кристиан Крелль, Мартин Тимпе. Основы социальной демократии — с. 62. // Friedrich-Ebert-Stiftung (www.fes.de). [Электронный ресурс]. URL: https://library.fes.de/pdf-files/akademie/07650.pdf (дата обращения: 26.10.2020).
  10. Ха-Джун Чанг. Как устроена экономика / Ха-Джун Чанг; пер. с англ. Е. Ивченко; [науч. ред. Э. Кондукова]. — 322 с. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2015. — с. 261-262.
  11. Дарон Аджемоглу, Джеймс А. Робинсон. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Дарон Аджемоглу, Джеймс А. Робинсон: [перевод с английского Дмитрия Литвинова, Павла Миронова, Сергея Сановича]. — 575 с. — Москва : Издательство АСТ, 2015. — с. 94.
  12. Там же, с. 154-156.
  13. Там же, с.170-171.
  14. Там же, с. 500-501.
  15. Matthew Hongoltz-Hetling. A Libertarian Walks Into a Bear: The Utopian Plot to Liberate an American Town (And Some Bears) — 288 p. — New York: Public Affairs
  16. Patrick Blanchfield. The Town That Went Feral // The New Republic (newrepublic.com). 13 октября 2020 года. [Электронный ресурс]. URL: https://newrepublic.com/article/159662/libertarian-walks-into-bear-book-review-free-town-project (дата обращения: 6.12.2020).
  17. Саакашвили заявил о неготовности Украины к кризису в отличие от России // РБК (www.rbc.ru). 22 марта 2020 года, 4:18. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5e76baf69a79478d09113555 (дата обращения: 26.10.2020).
  18. Мария Снеговая. Проклятие слабого государства // Ведомости (www.vedomosti.ru). 5 августа 2014 года, 00:17. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2014/08/05/proklyatie-slabogo-gosudarstva (дата обращения: 26.10.2020).
  19. Порядок во власти – порядок в стране (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации) [Текст] : Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 6.03.1997 г. // Российская газета. – 1997. – 7 марта.
  20. Виктор Лунеев. Преступление и наказание в России // Демоскоп Weekly (www.demoscope.ru). [Электронный ресурс]. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0239/tema05.php (дата обращения: 26.10.2020).
  21. David Friedman. The machinery of freedom. Guide to a radical capitalism. Second edition // David D. Friedman (www.daviddfriedman.com). [Электронный ресурс]. URL: http://www.daviddfriedman.com/The_Machinery_of_Freedom_.pdf (дата обращения: 26.10.2020).
  22. Там же.
  23. Ха-Джун Чанг. Как устроена экономика / Ха-Джун Чанг; пер. с англ. Е. Ивченко; [науч. ред. Э. Кондукова]. — 322 с. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2015. — с. 251-252.
  24. Там же, с. 248.
  25. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 22. — 805 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. — с. 200-201.
  26. Ха-Джун Чанг. Как устроена экономика / Ха-Джун Чанг; пер. с англ. Е. Ивченко; [науч. ред. Э. Кондукова]. — 322 с. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2015. — с. 266.
  27. Average monthly salary by occupation, 2019 // Statistics Sweden (www.scb.se). [Электронный ресурс]. URL: https://www.scb.se/en/finding-statistics/statistics-by-subject-area/labour-market/wages-salaries-and-labour-costs/wage-and-salary-structures-and-employment-in-the-primary-municipalities/pong/tables-and-graphs/average-monthly-salary-by-occupation/ (дата обращения: 26.10.2020).
  28. Мишустин предложил уточнить методику подсчета средних зарплат медиков и учителей // ТАСС (tass.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/obschestvo/9025921 (дата обращения: 26.10.2020).

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Обсуждения

Редакция онлайн-журнала "Логика прогресса" разрешает комментарии, потому что не боится дискуссии и стремится к наиболее объективному отображению информации. Мы призываем всех присоединиться к обсуждениям, высказывать своё мнение и конструктивную критику.

  1. Василиса

    «широкие массы хорошо обеспечены материально и располагают широкими свободами. Например, в Швеции средняя зарплата пожарного в 2019 году составляла 32800 крон в месяц (примерно 3730 долларов), а учителя начальной школы – 35200 крон в месяц» А какие у них цены ?

    • Авель Родионов

      Цены на что? Вы уточняйте. На электронику или автомобили несущественно разнятся, на продукты может быть раза в два выше, а зарплаты раз в 8 выше.

  2. Василиса

    «в марксизме государство считается инструментом господствующего класса для подавления остальных классов («государство есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим»23). Это верно, но лишь для тех стран, где слабы инклюзивные институты и низок уровень демократии.» «Демократии» — это, в смысле, когда побеждает тот, кому его мужчинка — папик больше всех отсыпал ? (Оплата времени на телевидении, уличных биллбордов, поездок по стране с целью саморекламы, и т. д., и т. п.) Вот уж спасибо, не надо ! Простой, банальный обмен шила на мыло !

    • Авель Родионов

      Какие-то утверждения базарного уровня — нет подтверждений, источников, сравнительного анализа. Если для вас обмен путинской номенклатуры на европейскую демократию — это обмен шила на мыло, то у вас весьма странное восприятие реальности.

  3. Авель Родионов

    «Считать, что все экономические проблемы порождены государством, – системная ошибка. Безусловно, у государства есть собственные провалы (также и во время корректировки рынка). Ими, в частности, можно частично объяснить и появление самого Вашингтонского консенсуса. Но это не означает, что от потенциала государства стоит отказаться. Поэтому общая задача заключается в одновременном улучшении как функционирования рынка с государством, так и их координационных связей»

    С.А. Кораблин. Вашингтонский консенсус: тогда и теперь
    http:// economyukr .org.ua/docs/EU_17_11_017_ru.pdf

Больше статей – в разделе "База знаний"